Славяне во Вьетнаме учат девушек безопасному сексу и покупают платья от-кутюр за 40 долларов

Славяне во Вьетнаме учат девушек безопасному сексу и покупают платья от-кутюр за 40 долларов

Вьетнамцы боятся загара и не любят доллары

– В стране $200 в месяц – это хорошая зарплата, – рассказал гид Дин, – но в деревнях Центрального Вьетнама вас могут неправильно понять, если вы достанете доллары. Там сильно пострадали от американского напалма.
Из аэропорта едем в курортное местечко Муйне. Водители мопедов на дороге напоминают тучу саранчи. На руках девушек – перчатки, лица скрывают под шляпами и противогриппозными масками с вышитыми сердечками и названиями любимых рок-групп.
– У вас грипп? – деликатно спрашиваю гида.
– Нет, – хохочет Дин, – маски – это защита от камушков и пыли, для девушек – еще и от солнца.
Вьетнамки панически боятся загара. Работодатели считают его признаком бедности.
От беспрерывного уличного движения с непривычки начинает кружиться голова. Здесь на один квадратный километр приходится 259 человек! Для сравнения: в России на этой же площади проживают 8,3 человека, в Украине – 85.
На улицах городов и деревень вьетнамцы независимо от возраста учатся или работают. Изредка спят в гамаках или прямо на сиденьях мопедов. Создается впечатление, что они вообще рождаются прямо за рулем этих двухколесных огнедышащих драконов. Порой на одном мопеде одновременно можно увидеть пять-шесть человек. Или одного водителя, но перевозящего холодильник или десяток корзин с фруктами, или кучу клеток с тропическими птицами.

Секс-просвет по-русски со словарем
С русскими (так тут называют всех славян из бывшего СССР) туристами вьетнамцы очень приветливы. В отдаленных деревнях вас могут даже пощупать... из любопытства. И в этом нет никакой сексуальной подоплеки – для вьетнамцев просто важен тактильный контакт.
Нравятся вьетнамкам наши рослые мужчины. Особенно, если у них есть животик. Говорят, что они находят много общего между нашими мужчинами и обликом Будды, в которого, по статистике, верят около 20 процентов населения (остальные, видимо, в социализм). Вьетнамские же мужчины перед русскими дамами пасуют из-за роста.
Однако попытки наших холостяков приударить за экзотическими девушками иногда заканчиваются неприятностями.
Почему? В социалистическом Вьетнаме официально секса нет. Вечерами местные юноши чертят на песке пляжа огромные сердца и выкладывают их лепестками алых роз. Потом привозят туда на мопедах возлюбленных... и долго смотрят на закат.
Наш же турист – охотник. Азиатские прелестницы не берут денег, так как проституция карается тюрьмой. Нет, подпольная проституция, конечно, есть. По-вьетнамски приглашение прокатиться в бордель звучит как «бум-бум» и сопровождается жестами из школьной курилки. Но под койкой у гейши нашего туриста может ждать полицейский. Такая встреча чревата тратами и высылкой из страны, а то и пожизненным запретом на въезд.
По рассказам одного холостяка из Нижнего Новгорода, его вьетнамская пассия взяла с собой в постель.... англо-вьетнамский словарь. Тридцать минут он пытался ей объяснить, что без презерватива нельзя. Еще столько же искали слово «condom» в словаре. Когда нашли, та пожала плечами и сделала круглые глаза. Он обежал весь отель, объехал на мопеде все соседние магазины и смог купить пачку за $10 только в аптеке, где торгуют русские.
Вышел славянский мачо из душа в полной боевой готовности. «Новинка» так сильно напугала аборигенку, что она тут же оделась и дала понять, что с таким чудовищем ложе не разделит. Тогда он использовал последний аргумент. Нарисовал ей в воздухе воображаемый животик. Но вопреки ожиданиям девушка улыбнулась и кивнула головой...
Факт: они ничего не знают о безопасном сексе (презервативов в магазинах нет) и при первой же встрече будут готовы родить от вас ребенка. Не вздумайте сказать им, что вы вернетесь. Они будут верить и ждать. Кстати, имейте в виду: во Вьетнаме появился новый женский вид бизнеса. Девушки сознательно беременеют от русских. Потом выясняют паспортные данные (это нетрудно, если сговориться с работниками отеля), а после рождения ребенка обращаются в консульство с требованием установить отцовство и выплатить алименты.

Вьетнамская семья бежала от американцев, а их дочь с русским мужем – от скинхедов
Вывески на русском есть на каждом уважающем себя заведении. На многих машинах надписи «СССР», «Россия», «русский».
Лучшие рестораны – русские. Ресторан «Дежавю» знает каждый, кто хоть раз побывал в туристическом Муйне. Туда приходят все, кто устал объяснять на пальцах вьетнамцам, какого размера креветку они желают.
Андрей Красовский – хозяин и официант в одном лице. Он родился и вырос в Москве. В 2001 году поступил в Строгановское художественное училище, где и познакомился с однокурсницей Туной. Очаровательная вьетнамка так пленила Андрея, что после получения диплома они очутились в загсе.
– Родителей Туны – учителей – в числе другой интеллигенции отправили из Вьетнама в СССР во время войны с США, чтобы сохранить им жизнь, – рассказывает Андрей. – Туна (по-вьетнамски это звучит как Тху-Нга) училась в московской школе и поступила в Строгановку.
Земляки Туны в Москве давно не чувствуют себя как дома. Неприятные встречи со скинхедами происходят регулярно. После свадьбы Андрей и Туна решили завести ребенка. И на первое место стал вопрос о безопасности семьи.
– Миграционная служба потребовала выезда Туны, – вздыхает Андрей. – Как только я не упрашивал оставить беременную жену в России. Чиновники только посмеивались. Туну увезли на родину родители.
Жить без жены Андрей уже не мог. Вскоре и он уехал во Вьетнам.
– Представляешь, мой дед, советский разведчик, когда-то допрашивал самого Геринга, – рассказывает Андрей. – А его внука победила черствость чиновников и националисты! Сегодня я всем им почему-то благодарен...

 



загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт