Александр Иванов, Марина Люкшина (14 января 2011)
Вся правда о Коробчинском

Вся правда о Коробчинском

Лучший антикризисный менеджер в Одессе

Поэтому мы решили вновь опубликовать этот материал, где Александр Леонидович сам отвечает своим недоброжелателям.
Этот материал вышел в прессе в период избирательной кампании 2010 года. Тогда Александр Коробчинский сам решил ответить на семь «неудобных» вопросов, от ответов на которые обычно пытаются «красиво уйти». В том, что такой материал появился по инициативе самого Александра Леонидовича, не было ничего удивительного для знавших его: он привык играть в открытую и идти до конца. Просто тогда, три месяца тому назад, никто даже в страшном сне не представлял, каким будет этот конец...

«Лучший антикризисный менеджер в Одессе»
– Ходят слухи о Вашей бурной молодости...
– Правда, «зажигал». Молодость была бурная, 90-е... Когда на тебя в двадцать один год обрушивается все и сразу – двое детей, полная неуверенность в завтрашнем дне, бандитские наезды и очень большие деньги – ищешь разрядку.
Это был этап моей жизни, я им не горжусь, но и не скрываю. Это было. Главное, что прошло, сам перерос. К сожалению, знаю, как и вы, массу печальных примеров, когда неплохие ребята так и застряли на таком этапе. Слава Богу, была крепкая семья, любящая мудрая жена и чувство ответственности за нее и детей. А сейчас я – образец здорового образа жизни.
– Ваше отношение к религии?
– Православный, воцерковленный. Это значит, что не только ношу крест и ем рождественские калачи, а хожу в храм, исповедуюсь, причащаюсь. И потому, что я православный, вы никогда не услышите громких рассказов – как я помог церкви, сколько пожертвовал на благотворительность. Иначе твой поступок не во славу Божию, а рекламная акция.
– Говорят, два года назад Вы были на грани краха, банкротства.
– Почти правда. У меня все стремительно, всегда на шаг впереди. Вот и мировой кризис в моем бизнесе случился на полгода раньше, чем у остальных. Моя вина в том, что я доверился управляющим и отошел от дел, а когда спохватился, компания была на краю пропасти. Было два варианта – продать активы и жить дальше, ни в чем себе не отказывая, или выбрать второй путь, рискованный, тяжелый – спасать бизнес, общаться с десятками людей, которые ждали свои квартиры, напрямую выбивать контракты и заказы для завода. Мне понадобилось полгода, чтобы остановить падение и разобраться в ситуации, и еще год, чтобы не просто спасти, все что имел, но вывести на качественно новый уровень. Я знаю, что в городе меня тогда уже «похоронили» как бизнесмена. Оказалось, поспешили. Сейчас я, пожалуй, лучший антикризисный менеджер в Одессе. Я учел все ошибки, по крупицам собрал команду профессиональных и надежных людей, воспитал новые кадры и верю, что мои ученики когда-то превзойдут учителя. А пока все дома сданы, строятся новые, работают предприятия, открылся центр современного искусства, переформатирован и готов к запуску телеканал с неожиданно интересными и яркими для местного телевидения программами. Мы выжили и стали сильнее.
Как собираетесь выиграть выборы – на одних портретах?
– На одних делах. В моей наружной рекламе главное не портрет, а девиз «Дела сильнее, мы – по делу». Я искренне рад, что в Одессе каждые выборы появляется десяток детских площадок – спасибо настойчивым родителям и щедрым кандидатам. Но у меня задача другого уровня – не купить симпатию жителей двух домов, а создать систему, когда детские площадки будут открываться постоянно, в рамках работы городских служб, строительных компаний, а не перед выборами и не только за счет личных пожертвований или денег жильцов. Нельзя наводить красоту раз в четыре года. Результат слишком краткосрочный – у меня цель сделать Одессу красивее, а не приболтать нужное количество избирателей. Поэтому – только конкретные дела, а благотворительность и подарки – смотрите ответ на ваш вопрос о религии.
Кулиндоровский индустриальный концерн, который входит в наш холдинг, производит одни из лучших в Украине строительные изделия. Экологичные, надежные. Мы создали Арт-центр европейского уровня, куда всегда свободный вход для всех гостей, где помимо мэтров принимают начинающих авторов и предоставляют возможность роста молодым талантам. Давайте мыслить чуть шире внутриквартального проезда, которые в Одессе тоже нужно комплексно и системно ремонтировать.

Работал с 17 лет
– Ваш сын разбил отцовский «Бентли». Кто-то, похоже, не зарабатывал, как Вы, с юного возраста, а сразу попал в категорию «золотой молодежи»...
<отв> – Начнем с того, что я воспитал не мажора, а чемпиона мира по тайскому боксу, который выиграл чемпионат в Таиланде и, уж поверьте, там всем наплевать, кто такой Александр Коробчинский и что у него есть. Там знают Артура Коробчинского – парня из Украины, который победил местных мастеров на их территории. Машину сын действительно разбил. У кого-то бьют отцовскую «Волгу», у кого-то – «Бентли». Он тяжело пережил то ДТП и, уверен, вынес надлежащий урок. Мой сын работает по 12 часов в нашей компании и как близкий родственник владельца получает нагоняев в два раза больше остальных сотрудников. Он честно зарабатывает свою зарплату. А авария – беда, от которой не застрахован ни один даже самый осторожный и опытный участник дорожного движения.
– Надоевшая всей Одессе тяжба с керамзитовым заводом. Что же было на самом деле и чем закончилось?
– Представьте, вы сдали свою квартиру. Квартиранты сначала перестали платить, а потом сказали, что квартиру успели продать за их долги и они же ее сами выкупили. Это если коротко и примитивно. А на самом деле оказалось, что вместо перспективного бизнеса я купил билет на войну. За эти годы я в полной мере прочувствовал, что означает тотальная коррупция, полное равнодушие, предательство. Но зато я узнал, что если идти до конца и не сдаваться – справедливость все равно восторжествует. Я защищаю права мелкого и среднего бизнеса, потому что понимаю: если мне, депутату горсовета, понадобилось почти пять лет, чтобы добиться правды, то обычный предприниматель может всю жизнь провести в ожидании решения по своему делу. Я победил систему. Пусть ценой нескольких лет жизни и в отдельном случае, но теперь я уверен, что если объединиться, мы сумеем заставить чиновников видеть и слышать нас. Они больше не смогут игнорировать наши обращения, судья не положит ваше дело под сукно, а показания перестанут исчезать и меняться по одному телефонному звонку. Коррупция – зверь дикий, но не такой страшный, нам по силам загнать его в клетку.
– Ваша квартира прошла несколько фотосессий для архитектурных журналов как образец современной роскоши. А как же забота о благополучии одесситов? Сами – «в роскоши», а вокруг столько проблем...
<отв> – По-вашему получается, что если грязно на улице и забит мусоропровод, то в знак солидарности нужно не мыться. Да, я очень люблю красоту. Так получилось. Да, я в состоянии окружить себя красивыми вещами. Для этого с 17 лет много и тяжело работал. На счет фотосессий – действительно снимали. Но в Одессе сотни не менее обеспеченных людей с хорошими домами и квартирами. Вопрос не в их замкнутости. Поверьте, если бы мой дом был аляповатым и безвкусным – по принципу «вот оно – мое богатство», ни один уважаемый журнал сюда бы не приехал. Мой дом – моя гордость. Это семейное гнездо. В нем четверо моих детей, которым, как каждый любящий родитель, я стремлюсь дать лучшее. Потому что жить красиво – неотъемлемая черта одессита. Пусть вся Одесса станет образцом современной роскоши – и снаружи, и изнутри. Я постараюсь!

Из первых уст
Из предвыборной программы:

«Моя Одесса, во благо которой я готов трудиться 24 часа в сутки, станет городом, в котором безопасно жить. По городским улицам одесситы смогут ходить без опаски в любое время дня и ночи. Поднять общественную безопасность на качественно иной уровень поможет создание муниципальной милиции, наведение порядка на дорогах силами ГАИ, установка наружного освещения в парках, скверах, жилых кварталах...»

А в это время

Коробчинского убил непрофессионал?

На днях в СМИ появились три варианта фото-робота возможного исполнителя преступления, составленные по данным трех различных источников. По словам свидетелей происшествия, которые видели нападающего, убийца – мужчина в возрасте 22-25 лет, рост 170-175 см. Преступник был одет в темную куртку, черный свитер, черную шапку и белый шарф.
В МВД ранее сообщали, что Александра Коробчинского убил профессиональный наемник.
– Работал настоящий профессионал, – уверенны в милиции, – поскольку все было тщательно спланировано и подготовлено. Преступник знал время, когда жертва прибудет к дому. Он выжидал нужного часа. О профессионализме убийцы говорит еще и то, что он осмелился надеть белый шарф. Это хитрый прием, который привлекает все внимание на себя, отвлекая тем самым от лица.
Иного мнения придерживается координатор Украинского движения против нелегальной иммиграции Ярослав Дунаев.
– Одесские правоохранители не собираются раскрывать убийство Коробчинского и искать его убийцу, – заявил он. – Поэтому заявляют о профессиональном убийце. Со слов нашего соратника, который побывал на месте убийства, профессионализмом киллер не обладал.
Дунаев отмечает, что убийца, согласно данным одесских правоохранителей, полчаса стоял на месте, поджидая клиента. К нему успели присмотреться. На месте ожидания курил, оставил «бычки» сигарет. И, следовательно – свою ДНК, со слюны. Также засветился везде: и консьерж его рассмотрел, и соседи, и жена убитого, и прохожие. А еще – его зафиксировали 3 уличные видеокамеры по пути отхода.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт