Александр Жуков (21 апреля 2011)
В детском центре, основанном Крупской, строят особняки

В детском центре, основанном Крупской, строят особняки

Комментарии: 2
До воды идти минуты три, но многие дети, находящиеся на реабилитации, на море так ни разу и не попали.

 До воды идти минуты три, но многие дети, находящиеся на реабилитации, на море так ни разу и не попали. Ведь напрямик нельзя, а только в обход элитных особняков – не меньше пяти километров пешком.

Основала Крупская
Этот санаторий в далеком 1922-м году основала супруга вождя мирового пролетариата Надежда Константиновна Крупская. Сначала здесь отдыхали дети ветеранов гражданской войны и сироты. Затем учреждение перепрофилировали в санаторий для лечения и реабилитации детей с диагнозом «туберкулез костей». С появлением новых технологий санаторий вновь изменил специализацию – в нем начали оздоравливаться малыши с патологиями опорно-двигательного аппарата. За долгие годы существования здравницы, на ее базе разработали уникальные методики, позволяющие ставить на ноги, казалось бы, безнадежных пациентов. Причем лечение и реабилитация в «Люстдорфе» проводились без отрыва от школьной программы – профессионализму здешних педагогов может позавидовать любая школа. Заместитель главврача Анна Танатарова вспоминает, что для предоставления санаторию высшей категории не хватало лишь бассейна.
– Под его строительство в начале 90-х даже был выделен земельный участок, – продолжает Анна Танатарова. – Тогда были собраны все необходимые документы и согласования, даже проект подготовили. Однако в 1996-м году эта инициатива администрации, как, впрочем, и многие другие, приказала долго жить – финансирование республиканской здравницы резко сократилось. Из-за нехватки средств на треть был сокращен педагогический и медицинский коллектив.

Тревожный звоночек
В последующие годы знаменитый санаторий влачил жалкое существование: зарастал некогда красивый парк, приходила в негодность медицинская аппаратура, разрушались лечебные корпуса. Но на этом беды здравницы не прекратились. В 2006 году, ко Дню защиты детей, «Люстдорф» получил два судебных вердикта. Суть решений сводилась к тому, что одна из фирм обещала выделить на ремонт корпусов три миллиона гривен, взамен чего получала семь гектаров зеленой зоны на берегу моря. Отбиться от инвестиционного договора удалось лишь благодаря прокуратуре, кассационное представление которой в январе 2007-го удовлетворил Верховный суд Украины.
– А потом нас вдруг закрыли на ремонт, – рассказывает главный бухгалтер санатория Надежда Николаевна. – Денег на его проведение, естественно, не нашлось, и в министерстве начались разговоры о нецелесообразности дальнейшего существования центра.

Чиновники не могут внятно ответить на вопрос: кому и с чьего согласия ушла территория детской здравницы
Чиновники не могут внятно ответить на вопрос: кому и с чьего согласия ушла территория детской здравницы

 

Доброжелатели или корыстолюбцы?
Деньги на ремонт тогда все-таки появились. Благодетеля в санатории не называют – говорят, инвестор пожелал остаться анонимным. Но вместе с ремонтными бригадами на территории санатория стали возникать... землемеры и двухметровые заборы.
– На наши расспросы, что все это значит, люди, устанавливавшие ограждения, отвечали, мол, вы не волнуйтесь, конструкции эти временные, – рассказывает сотрудница санатория с 40-летним стажем Елена Струганова. – За забором оказалась большая часть нашего великолепного парка. Они обещали его благоустроить.
Рассказывая о том, что было дальше, Елена Струганова не может сдержать слез.
– Однажды утром, это было начало лета, мы услышали какой-то шум. Вышли на улицу и остолбенели: за недавно установленным забором работала техника... Они пилили и корчевали наши деревья. Вы понимаете, тут клены и каштаны со стволами в два человеческих обхвата были, их еще здесь чуть ли не сама Крупская сажала.
Люди, оградившие несколько гектаров старинного парка железным забором, не солгали только в одном – ограда, действительно была временной – на ее месте уже очень скоро появилась добротная кирпичная стена, отрезавшая санаторию выходы к морю. Вскоре аналогичная конструкция выросла за главным корпусом здравницы – за ней остались спортивная площадка, участок с заложенным санаторным бассейном и почти гектар зеленой зоны.

Охраняют от детей
В санатории говорят, что когда только корчевался парк, еще оставалась призрачная надежда на то, что все еще удастся остановить. Но когда за высокой оградой появились роскошные особняки, даже отъявленные оптимисты поняли: это конец.
Ограда постоянно патрулируется людьми в камуфляже без опознавательных знаков. Пройти за периметр нельзя.
– Тут разные люди живут, очень уважаемые, – объясняет охранник. – Им такое шумное соседство не нравится. А еще и дети эти галдят...
Теперь ребятам, многие из которых инвалиды, к воде приходится добираться на маршрутке или пешком сорок минут, хотя от главного корпуса до морского берега от силы метров 250.
Между тем чиновники не могут внятно ответить на вопрос: кому и с чьего согласия ушла территория детской здравницы? Более того, неизвестно даже в чьем ведении – города или области – она находится.
– Насколько мне известно, за землю под санаторием «Люстдорф» и расположенный возле него пляж, велась многолетняя судебная тяжба между одесским городским советом и претендующей на нее Овидиопольской райадминистрацией, – рассказывает правозащитник Людмила Семенова. – Чем она закончилась и закончилась ли вообще – мне неизвестно.
В городском управлении земельных ресурсов подтвердить или опровергнуть эту информацию отказались. В Овидипольской райадминистрации факт имущественного конфликта отрицать не стали, но и свет на проблему не пролили.
– Да, действительно, у нас с областным центром есть определенные разногласия в вопросе о пограничных территориях, – рассказал председатель Таировского поселкового совета Сергей Шепель. – Это долгая и запутанная история. Что же касается особняков, то этой информацией я не владею. Единственное, что могу сказать – без согласия на то землепользователя ни одного квадратного метра неиспользуемой земли не может быть выведено из состава целостного имущественного комплекса.
В Министерстве здравоохранения нам сказали, что о ситуации в «Люстдорфе» ничего не знают.
– Наши предшественники много чего наворотить успели, со всем так сразу не разобраться, – говорят там. – Возможно, имели место какие-то злоупотребления и нарушения.
В самой же Черноморке, где собственно и находится санаторий, ходят слухи, что детская земля принадлежит известному в городе регионалу, имеющему отношение к соседу здравницы – элитному поселку «Совиньон».

Фото автора

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт