Людмила Серикова (18 августа 2011)
На месте детских лагерей растут коттеджные поселки

На месте детских лагерей растут коттеджные поселки

Еще двадцать лет назад в Одессе работало больше сотни детских лагерей.

Еще двадцать лет назад в Одессе работало больше сотни детских лагерей. Сегодня осталось меньше полутора десятков. Из них полноценно функционируют только четыре. "Космос" и "Дружба" в этом году оздоравливали ребят всего одну смену, а одесский "Орленок", что на 15-й станции Фонтана, и вовсе не открылся: на воротах учреждения висит замок. За ним – неухоженная территория и горы мусора. А там, где раньше располагались спортивные площадки, сейчас строятся виллы.
– Наши хозяева хотят тихо и спокойно жить, а от детей здесь шума много было, – рассуждает охранник коттеджного поселка. – Может, поэтому и прикрыли. Помню, год назад на заборе объявление висело, что участки продаются. Наверное, купил уже кто-то, земля-то хорошая.
Начальник лагеря Елена Шуть отказалась комментировать ситуацию. Всю неделю она переносила встречу, а потом и вовсе не стала разговаривать. А директор предприятия "Магнолия", в собственности которого находится лагерь, сказал, что "Орленок" официально закрылся на реконструкцию.
– Условия были ужасные, и все эти годы он держался только на моем энтузиазме, – уверяет директор ООО "Магнолия" Джан Джанагаев. – Когда заводу "Краян", где я работал замдиректором, пришли "кранты", я забрал лагерь под себя, чтобы его вытянуть. Ко мне и СБУ, и прокуратура, и кто только не наведывался, а прошлой осенью СЭС запретила нам работать.
 

Сегодня осталось меньше полутора десятков.
Сегодня осталось меньше полутора десятков.

Теперь инвестировать деньги в проект реконструкции вместе с "Магнолией" будет еще одна компания. Там посчитали, что дешевле все перестроить, чем восстанавливать старое здание. Джанагаев обещает новые корпуса с утеплением, современные душевые и мебель. Но когда все это появится, и появится ли вообще, неизвестно. Тем не менее проекта до сих пор нет. Напоследок директор попросил "не поднимать шум зря" – дескать, лагерь все равно в ближайшем будущем не заработает.

Семь лет боролись с инвесторами
За стеной детского лагеря "Юный романтик", где еще недавно размещалась другая детская здравница – "Маяк", сегодня красуются шикарные особняки.
– Сперва у соседей появился "инвестор", который обещал сделать из лагеря конфетку, а потом приехали бульдозеры и за одну ночь сровняли с землей старинный парк, разобрали корпуса, – со слезами на глазах вспоминает начальник "Юного романтика" Вера Корниенко. – Потом на месте лагеря вырос настоящий элитный район.
На этом посягательства на территорию детских учреждений не закончились. Новым жильцам пришлось не по вкусу шумное соседство. Уже не один сезон обитателей лагеря беспокоят рейды милиционеров, которых то и дело вызывают здешние богатеи.
Но если "Маяк", как и десятки других бывших пионерлагерей, отстоять так и не удалось, то "Юный романтик" сумел отбиться от своего "инвестора" и остаться невредимым. Редкий случай, когда за 7 лет частная компания, претендовавшая на 2,5 гектара курортной земли, проиграла четыре суда и вроде бы оставила базу в покое.
– История тянется с 2002 года, – вспоминает Вера Корниенко. – Тогда власти, минуя все правила, передали наши земли в пользование частной компании. Мы висели на волоске. Генпрокуратура встала на нашу сторону и благодаря этому мы выиграли последние суды.

Проверки – через день
После отравления детей в крымском "Альбатросе" в тех одесских здравницах, что продолжают работать, запретили молоко с наполнителями, кефир, ряженку, йогурт и другие кисломолочные продукты. При попытках хоть как-то сбалансировать рацион недобор по молочным продуктам оборачивается перебором по сахару. Руководители лагерей в растерянности, ведь раньше диету разрабатывали целые научные институты. А сегодня сверху только спускают директивы, невыполнение которых чревато серьезными санкциями. Уже давно не положены свежие овощи и зелень, как и другие продукты, которые не прошли термическую обработку. А на всю привозную продукцию в лагерях требуют дублировать сертификаты. За этим следят с особой тщательностью.
– За 50 рабочих дней у нас было 28 проверок, – говорит Вера Корниенко. – Некоторые из них длились с 9 утра до 11 вечера, другие – по два-три дня. А когда ты все время отвлекаешься на комиссии, то на основное занятие – оздоровление детей – времени почти не остается.
По ее словам, найти повод, чтобы придраться, очень легко. СЭС и Минздрав требуют разные медикаменты. Причем в списках часто находятся весьма далекие от потребностей детского лагеря вещи: хирургические инструменты, километры марли, узкоспециализированные препараты.
– И это при том, что мы работаем со страховыми компаниями, которые обеспечивают нас каретой "Скорой помощи" и консультациями узких специалистов, – жалуется начальник детского лагеря. – Тяжело сейчас лагерям выживать.

 Кстати
Несмотря на то, что условия работы детских оздоровительных учреждений за последние годы ужесточились в разы, финансирование осталось прежним. Как и в 2000 году, государство выделяет в день 6 грн. на ребенка: 3 грн. – на питание, 2 грн. – на культурный отдых и 1 грн. – на медикаменты.

 Компетентно
Вячеслав Буратынский, председатель федерации профсоюзов Одесской области:
– Частные инвесторы потому и получают возможность вмешиваться в дела здравниц, что государство не идет навстречу. В такой ситуации учреждение просто доводят до банкротства, а расплачиваться с инвестором ему, кроме как своим имуществом, нечем. Таким образом территория переходит в частные руки.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

харьков тамадапогода в шарменовости кино