Геннадий Труханов: «Если в XVII веке юноши ставили вопрос «Быть или не быть?», то сегодня самое время спросить «Казаться или быть?»

Сегодня трудно представить себе общеукраинскую политическую силу, которая не имела бы своего сайта или интернет-издания. В последнее время стало популярным среди киевских политиков открывать персональные сайты и вести сетевые дневники — блоги. Это дает доступ к миллионам пользователей и преимущество интерактивного общения. Правда, многие из них, проработав некоторое время, не обновляются и закрываются, что не удивительно. Интернет требует постоянного внимания, заставляет быть интересным и искренним. На примитивную рекламу интернетчиков не купишь. А такое напряжение, а главное — ответственность не каждому политику по плечу. Тем интереснее пример успешного функционирования персонального сайта политика на местном уровне. В Одессе таких — единицы. Один из них — сайт председателя комиссии Одесского горсовета по делам молодежи и спорта, руководителя национальной федерации Муей-Тай Геннадия Труханова (http:// www.truhanov.od.ua). Среди прочего этот портал обратил наше внимание тем, что в последние недели стал ареной споров, а то и битв активистов одесского молодежного движения, озаботившихся проблемой реформирования своей деятельности.

—Геннадий Леонидович, как Вам удалось привлечь априори аполитичную молодежь на персональный сайт политика?
— Я бы слукавил, если бы сказал, что это получилось случайно. Секрет, я думаю, в том, что для меня политическая деятельность — не самоцель, а средство и, создавая свою страницу в Интернете, я не ставил своей целью ведение политической агитации. Кстати, в выборах я не участвую. Задумка состояла в том, чтобы сделать сайт площадкой для обсуждения, детального изучения и освещения тех вопросов, с которыми мне приходится сталкиваться в жизни как руководителю национальной спортивной федерации и как председателю комиссии по молодежи и спорту. А это не только развитие олимпийских и неолимпийских видов спорта, городской молодежной политики, в частности молодежного строительства, вузовского обучения и студенческого самоуправления, но и вопросы воспитания и оздоровления детей, социальные проблемы детей и молодежи, проблемы инвалидов, детей-сирот и беспризорников. И еще многое другое. Я предоставляю ребятам возможность ставить вопросы и искать на них ответ, не направляя обсуждение и не навязывая свою точку зрения. Собственно, это моя принципиальная позиция — больше самостоятельности, инициативы снизу, из молодежной среды, а не навязывание молодежной политики из властных кабинетов.

Теперь вы знаете мой «секрет».

— Ваш эксперимент обернулся для Вас бумерангом! На Вашем же сайте Вас обвиняют в «рейдерстве» по отношению к Одесскому молодежному совету.
— На моем сайте нет политической цензуры, иначе теряется смысл диалога. А что касается моей роли в нынешних событиях вокруг Одесского молодежного совета, то она, мягко говоря, преувеличена. Когда меня впервые пригласили на заседание Молодежного совета, то я шел туда работать со структурой, со всем молодежным активом, а не с отдельными, даже руководящими, лицами. Однако продуктивную активность и инициативу «снизу» проявляла лишь часть молодежи, и именно ее я в меру возможностей поддерживал. Всевозможные «статусные» и «тусовочные» мероприятия я не понимал, не понимаю и, соответственно, не поддерживаю. В целом, если охарактеризовать происходящее в двух словах, — сегодня сталкиваются два видения молодежной политики, два мировоззрения. Оппонирующая сторона исходит из того, что молодежные структуры должны быть «на привязи» тех или иных политических сил или органов власти. Более того, некоторые из них рассматривают молодежную политику как бизнес. Ко мне лично неоднократно приходили «деловары» от молодежной политики и просили «не вмешиваться» в молодежную тематику, на которой они строят свою карьеру и бизнес. Я же на проблемах молодежи не зарабатываю и молодежных активистов «не приручаю». Моя точка зрения — молодежь должна самоорганизовываться, а наша — «взрослая» роль — создавать им условия для самореализации. Не содержать на зарплате молодежных активистов для пиар-акций, а оказывать содействие в полезных начинаниях. Давать удочку, а не рыбу. Кстати, первоначально дискуссия на сайте возникла из обсуждения статьи одного из молодежных активистов, возмутившегося искусственным затягиванием руководством Совета собственных перевыборов. Это был камешек, вызвавший лавину статей и комментариев, которые вскрыли всю неприглядную подноготную Молодежного совета. Выслушав позиции заинтересованных сторон, я так же высказал свое видение проблемы молодежного движения в Одессе, а дальше — право самих молодежных активистов делать выводы.
— А в чем суть спора, если подробнее? Судя по обсуждению на сайте, в Молодежном совете произошло деление на сторонников и противников Вашей точки зрения?
— Ключевой вопрос, который сегодня обсуждается в молодежной среде Одессы и на страницах сайта, — это реформа представительского органа одесской молодежи — Молодежного совета, который, по мнению многих, превратился в неэффективную и оторванную от молодежных реалий бюрократическую структуру. Я разделяю это мнение. По роду своей депутатской деятельности мне приходилось посещать сессии Молодежного совета и его мероприятия. И чем больше я их посещал, тем меньше понимал суть происходящего. Главные проблемы для молодых в Одессе — жилье, трудоустройство, наркомания, СПИД и туберкулез, беспризорность, коррупция в вузах и ужасные условия проживания студентов, недоступность спорта и досуга. Основная же форма работы Совета — форумы, тренинги и конференции, на которых «молодежные лидеры» занимаются демагогией перед телекамерами, как правило — по отвлеченным от молодежных проблем вопросам. Почему отвлеченным? Потому что никакого анализа и классификации существующих молодежных проблем, предложений или попыток их решить самостоятельно или во взаимодействии с городскими властями не было. Максимум — молодежь «играет» в чиновников, пытаясь участвовать в документообороте и вписывать свои предложения в молодежные программы. Более искушенные в политике пытаются выбить гранты под собственные проекты (издание книги или газеты). Периодически для членов Молодежного совета проводятся вечеринки с дресс-кодом в различных клубах города. Последнее, по моему мнению, возмутительно и недопустимо для структуры, которая претендует на демократический статус, да еще и на право представлять всю молодежь Одессы. Как вы думаете, много студентов, живущих на стипендию в общежитии, сможет посетить такое мероприятие, я уже не говорю о рабочей молодежи? А какие ценности исповедуют молодые люди, которые платье ставят выше человека? Возможно, во мне говорит старая закалка, но когда мое поколение ходило в походы, то к костру и песням под гитару пускали всех, независимо от одежек. Во все времена молодежь олицетворяла собой прогресс, демократичность, преодоление барьеров, для нее всегда была важнее не форма, а содержание. Помните у Макаревича?

Считаться кем-то, или кем-то быть?
Быть смелым, или делать вид, что смелый?
Ты жертвовал, творил, умел любить,
Или об этом лишь вещал умело,
Робея самому себе признаться,
К чему стремишься: быть или казаться?..

— Но, возможно, это и есть сфера интересов одесской молодежи?
— Тогда не надо претендовать на статус представителя всего молодого поколения Одессы, говорить, а, тем более, тратить деньги от их имени. Давайте честно скажем, что Молодежный совет — школа гламура, светских тусовок и телепередач. Ныне действующие «молодежные лидеры» относят себя к «сливкам» молодежного общества, которые абсолютно не интересуются социальными проблемами молодежи. Я уже не говорю о молодых инвалидах, беспризорниках, ребятах из неполных либо неблагополучных семей.
— Вам не нравятся карьеристы?
— Здоровые карьерные амбиции можно только приветствовать. Нормально, что молодежные активисты рассматривают Совет как площадку для собственной карьеры. Но не нормально, когда, трудоустроившись или попав в партийные списки, они тут же забывают о молодежной политике.
— А где же коррективы и советы старших товарищей?
— Я уже говорил, что не в моих правилах навязывать свою точку зрения. Что касается предложений, то эти вопросы неоднократно поднимались на сессиях МС, как отдельными активистами, так и мною, однако не нашли поддержки. В частности, помогая обществу «Молодой инвалид», я предложил организовать волонтерство для обучения инвалидов. Реакции — ноль. Работая через Федерацию с детьми-сиротами, воспитанниками интернатов, я попросил ребят взять на себя их социализацию через организацию досуга — экскурсии, выезды на природу. Ответа жду до сих пор. И это не единичные примеры. Собственно, поэтому я и предоставил ребятам возможность самостоятельно — через дискуссию, в том числе на моем сайте, провести ревизию принципов работы Молодежного совета.
— Но ведь опыт Одессы стараются перенять, Одесский молодежный совет ставят в пример в других городах?
— Что-что, а продавать «товар» одесситы всегда умели. Но, увы, товар оказался «с душком». Давайте по пунктам, чтобы не быть голословным. О реальных, а не декларативных, целях создания Совета и направлениях его работы сказано выше. Что касается системы выборов, то действующая система выборов в МС по вузам и школам искусственно отсекает от Совета значительную часть одесской молодежи, в частности, работающей. Собственно, в школах и вузах города процент голосующих от общего числа обучающихся в данных заведениях составляет от 10 до 35%, т.е. ставится под сомнение легитимность избираемых представителей. К тому же отсутствует четкий механизм их отзыва. Само распределение квот МС по факультетам и школам является искусственным. Как результат — часть активной молодежи не попадает в МС из-за квоты, в то время как другая — пассивная часть — включается туда по разнарядке. Представители общественных организаций в Совет избираются по никому не известному принципу, многие общественные организации, которые представлены в Совете, уже давно не существуют или не работают. Более того, даже из избранных в Совет более двухсот членов «в кадре» всегда присутствует не более 10-15 человек, между которыми в течение пяти лет существования Совета идет борьба за «виртуальную» власть председателя. Остальная часть членов МС — абсолютно инертна, что не удивительно, — система выборов построена по квотному принципу и кооптирует в Совет формальных лидеров, а система деятельности МС — полностью замкнута на фигуре председателя — рубит любую инициативу.
— Что же мешает ребятам действовать самостоятельно?
— Дело в том, что единственный легитимный на сегодня документ, регулирующий деятельность Молодежного совета — это «Положение о Молодежном городском совете при исполнительном комитете Одесского городского совета». Согласно положению — вся полнота власти закреплена за председателем Молодежного совета. Он выведен из-под контроля — его невозможно досрочно переизбрать, но он самолично принимает решения, назначает сессии МС, подписывает по своему усмотрению все решения Совета. Причем ни одно из них до сих пор не опубликовано. В кадровой политике председателя — полная вольница. На свое усмотрение он может назначать или снимать глав и заместителей районных молодежных советов, которые в городском молодежном совете (он и принимает любые решения) составляют 1/3 голосов. То есть, деятельность любой оппозиции председателю в МС не предусмотрена и фактически невозможна. В то же время в Положении о Молодежном совете отсутствует процедура импичмента председателю, избираемому на 5 лет. У него вообще нет какой бы то ни было ответственности! Плоды такого, с позволения сказать, «молодежного законотворчества» налицо — полномочия действующего председателя просрочены на 10 месяцев, а перевыборы, которые должны были пройти еще в ноябре 2006 года, под всеми предлогами затягиваются.
— Вы хотите сказать, что корень «зла» в Молодежном совете — единоначалие?
— Утверждать так — было бы упрощением, но проблема неурегулированности статуса члена МС на фоне чрезвычайно широких прав его председателя действительно существует. Но это не единственный правовой пробел в Положении о Молодежном совете. В частности, основной формой работы Молодежного совета является сессия. Однако в Положении не раскрыт порядок внесения проектов на рассмотрения сессии, нет порядка составления повестки, нет системы голосования, то есть, нет элементарных принципов, которые бы регулировали основную форму работы Молодежного совета. Все эти вопросы опять же отданы на откуп председателю МС, который на свое усмотрение определяет целесообразность сессии и ее порядок дня, а созыв сессии осуществляет путем рассылки СМС.
— Но ведь должны же быть предусмотрены какие-то балансы и противовесы в структуре Молодежного совета?
— Существующая система Совета громоздка, а целесообразность существования палат конгрессменов и сенаторов, общественной палаты, районных советов зачастую непонятна самим его членам, отодвинутым от принятия решений. Кстати, в Совете из более чем 200 членов только около 80 имеют право голоса. Причем критерий подобной дискриминации непонятен. Кроме того, в Молодежном совете практически отсутствуют горизонтальные связи между его членами. Никто, кроме председателя, даже не знает четкий состав Совета, не говоря уже о контактной информации. Списки, вывешенные на официальном сайте МС, уже давно устарели и не обновляются, хотя уже поменялась значительная часть общественной палаты и некоторые сенаторы. Такое положение позволяет руководству на свое усмотрение не только созывать, но и формировать персональный состав сессий МС: сюда в большинстве приходят «свои» люди и принимают нужные председателю решения. Таким образом, Молодежный совет, несмотря на видимость демократичной и коллегиальной структуры, является, по сути, авторитарной организацией.
— Какой смысл в такой громоздкой и неэффективной конструкции?
— Сегодня я уже однозначно могу утверждать, что авторы концепции еще при ее планировании постарались сделать все, чтобы максимально усложнить структуру Молодежного совета. Это дает возможность «ручного» управления им.
МС создавался как политпроект — трамплин для попадания во власть определенного круга лиц, а не как орган молодежного самоуправления. Инициатива исходила от бюрократов, а не молодежи. Ими же была придумана искусственная и неработоспособная структура, которую заполнили формальными и управляемыми лидерами. Кстати, ярким тому свидетельством являются попытки втянуть Молодежный совет в политическую борьбу на стороне одной из сил, при том, что в состав МС входят члены разных партий. К счастью, часть ребят переросла своих «творцов» и сейчас пытается модернизировать Совет, реформировать его структуру и направления деятельности.
— Какова Ваша роль в этом процессе?
— Я приветствую такие попытки и в силу своих возможностей окажу содействие в реальных начинаниях обновленного Молодежного совета. Но я не собираюсь, изгнав «дракона», занять его место. Я не собираюсь повторять ошибки создателей нынешнего Молодежного совета и насаждать молодежи новую структуру и правила игры. Это их «игра» и их ответственность. На сегодня моя помощь — организация дискуссии, вовлечение в нее широких слоев молодежи, политиков и общественных деятелей, а также полезные советы из личного жизненного опыта. В частности, я бы посоветовал молодежному активу провести реорганизацию своей структуры, определить права и обязанности членов МС и его руководства, сформировать систему «сдержек» и противовесов, прописать демократическую процедуру вынесения и принятия решений, механизмы отзыва членов и руководителей МС. То есть все то, что, по моему мнению, сделает Одесский молодежный совет жизнеспособным и работоспособным. Но перед этим я бы посоветовал нашей молодежи для себя решить, какие цели они перед собой ставят, какие средства готовы применить и какими принципами при этом руководствоваться.

В помощь могу только завершить цитирование Андрея Макаревича:

Среди всего, что в нас переплелось,
Порой самодовольство нами правит.
«Казаться или быть?» — вот в чем вопрос,
Который время человеку ставит...
...Что стоит жизнь в довольстве иль покое,
Когда ее пытаются лепить,
Фальшивя переделанной строкою...
Легко казаться. Очень трудно быть...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

ищу работу в Харькове столяромпрогноз погоды ГомельГарик Бирча