Галина Яковенко (16 октября 2007)
Девятый вал на «Седьмом километре»

Девятый вал на «Седьмом километре»

Киев-Одесса-Киев.

Театр начинается с вешалки, Стамбул — с базара, а скандал — с театра на базаре, только уже не на Стамбульском, а на Одесском

На том самом, который одни называют, по старой памяти, «толчком», другие позиционируют его по географическому адресу — «седьмой километр», а третьи и вовсе не скрывают, что здешние сверхприбыльные контейнеры — это, как для кого-то Пушкин, «наше все!»

Словом, театрально слева и справа воздетые к небесам руки с провинциальным сценическим надрывом озвученные на первом плане и откуда-то, от задника, «предостережения братьям-предпринимателям и сестрам-реализаторшам» — такова мизансцена при поднятии занавеса.

«Я вам должен? Так и быть, прощаю!»

Гром прогремел, как в старой одесской песне, внезапно. Вроде бы, ни с того ни с сего, Одесский городской совет якобы решил откровенно нажиться на чужих трудах. И, что называется, «на голом месте» непосильной данью в полмиллиарда гривень обложил не покладающих трудолюбивых рук мелких предпринимателей. Мол, вот оно — звериное обличье власти, которая ни своего не упустит, ни чужого — в дополнение к своему. И даже суд к этому делу уже подключен, с поданными туда исками на неподъемные для предпринимателей суммы.

М-да-а. Ну, а коль суд, и в нем дело, то что же написано непосредственно в бумагах-документах, без которых, как известно, и суд — не суд, и даже человек, увы, не всегда человек?

А там вот что. Много лет назад, когда территория, вместившая в себя пресловутый промтоварный рынок, еще входила в состав Малиновского района Одессы, было достигнуто надлежащим образом оформленное соглашение: строго определенный процент с получаемой тут прибыли перечисляется в городскую казну. Как это, собственно, и происходит во всем цивилизованном мире, где люди думают и о себе, и о том, чтобы город, где они живут и трудятся, тоже мог о себе подумать. Чтобы этих же людей, кстати, обеспечить и достойным сервисом, и условиями для жизни, труда и отдыха. Вот как все просто и внятно было поначалу в далеком уже 1998 году. Много воды утекло с тех пор, много правительств ушло в отставку, немало перемен произошло и в учредительных документах рынка. Каких именно и почему — пусть разберутся в суде. Существенным в данном случае является лишь то, что об обязательствах платить в городскую казну учредители рынка предпочли благополучно «забыть». Как в известной присказке: «Я вам должен? Так и быть, прощаю!»

И хотя некоторых депутатов городского совета, по совместительству дирижирующих не один день сотрясающей одесский эфир заказной информационной кампанией и интересует, кто и где именно обнаружил, как кому-то казалось, навсегда утраченный договор, — для одесситов и это большого значения не имеет. Какая разница? Важно лишь, подлинны ли эти документы, имеют ли они юридическую силу, и если да, то сколько именно не досчитался городской бюджет за прошедшие годы. Вот мы и перечислили задачи, стоящие перед Хозяйственным судом Одесской области. Перед хозяевами же рынка — а именно интересы этих нескольких физических лиц и обслуживают сегодня некоторые одесские СМИ — задачи стоят совершенно иные, если не сказать противоположные. Лейтмотив эфирных истерик и лозунгов пикетчиков до смешного незамысловат: «Отзовите свой абсурдный иск, и немедленно!»

Вот, к примеру, как трогательно-заботливо повествует обо всем этом местный телеканал «АРТ» в своем выпуске новостей: «…городские власти, которые ранее обещали не вмешиваться в работу предпринимателей, сейчас напрямую угрожают благополучию людей». И далее: «Осуществляется бандитский наезд на предпринимателей».

Чтобы, надо понимать, поневоле душа содрогнулась, и в едином порыве волна возмущения взметнула тысячи земляков-сограждан на бой кровавый, святой и правый, не так ли? То есть, не надо исследовать подлинность документов и считать кто, кому и сколько должен. Не надо — и все, а то плохо будет. Такой вот незатейливый шантаж: хоть иск и абсурдный, дожидаться, пока это подтвердит суд и навсегда выбьет почву из-под ног горсоветовских вымогателей, мы не станем. На всякий случай. И настолько они не хотят суда, что готовы на потеху далеко неглупой одесской публике называть само обращение в суд «бандитским наездом» и «рейдерской атакой». Это все равно, что назвать всеобщие прямые и равные выборы главным признаком диктатуры. И ничего — рупоры этой белиберды не стесняются и в сессионном зале заявлять нечто вроде: «Я вот тут, Эдуард Иосифович, все никак вашей логики уловить не могу». Что ж, логика неотвратимости возврата долгов действительно дается не всем…

Режиссеры и массовка

Вернем-ка все с головы на ноги. Никто не «наезжает» на предпринимателей. Никто не лишает их работы и средств к существованию. Никто не посягает на законные — да-да, абсолютно законные! — права человека заниматься тем, что он считает для себя реальным и необходимым. Никто не закрывает контейнеры и не конфискует товары, никто не требует наложить арест на счета предприятия.

Никто не приставляет нож к горлу предпринимателя с требованием «Гони бабки!». Только каждый раз подчеркивая это «никто» — мы имеем в виду тех, кто представляет сторону Одесского городского совета. А вот что касается руководителей рынка…
Что скрывать, когда и так всем известно: о состоянии реальных хозяев рынка «Седьмой километр» впору саги слагать. Так что озабоченность этих людей понять можно: делиться с ближним может тот, кто сам сродни ближнему, а не тот, кто взирает на ближнего так, будто он дальний. И они, мнящие себя почти святыми, прибегают к тактике «живого щита», прикрывая свой личный, шкурный интерес стеной из действительно далеко не самых благополучных людей.

Владельцам баснословных состояний позарез нужна массовка. Они, будучи реальной стороной конфликта, не идут «светиться» на митингах и пикетах, не посылают туда своих жен и детей. Это, разумеется, ниже их достоинства. Но иметь это удовольствие они могут себе позволить. Более того, они могут себя попробовать в роли закулисных режиссеров массовых действ. Чем не развлечение для скучающих богатеев? Вот уже, судя по информации из выпуска новостей, и к Президенту Украины они обращаются. С чем обращаются? Судя по тексту, с мольбой о помощи в том, чтобы… получить информацию о заседаниях суда, который и так ведет слушания по иску горисполкома в открытом режиме.

Уважаемые предприниматели, мы ведь тоже не совсем полные идиоты. Хоть и не заслужили, как некоторые из вас, докторских степеней, профессорских званий и государственных премий. Высоких наград бывшей и нынешней родины. Так что давайте не будем делать друг перед другом вид, будто не понимаем, «вас ист дас» аренда контейнера у хозяина и что может потребовать тот или иной хозяин от реализатора.

Да, идет наезд. Идет наезд на городскую власть со стороны ее возможных должников — владельцев рынка. Возможных должников города и горожан. Потому что не исключено, что их действиями город лишен денег, на которые строил бы новые школы и больницы. С рабочими местами для тех, кто из-за отсутствия этих рабочих мест вынужден был уйти на седьмой километр. А еще, возможно, город лишен денег, предназначенных им, городом, на более чем значительную финансовую и иную помощь пенсионерам, ветеранам, малоимущим, льготчикам.

Что и говорить, уровень бредовости иных идей и действий достоин театральной сцены. При условии того, что это и впрямь театр. И тогда Дездемона, задушенная после дождичка в четверг нагуталиненными руками Отелло, двумя днями спустя, в Страстную субботу, влюбится в пылкого Ромео. А застреленный на дуэли Ленский назавтра уже беспроблемно отправится в романтическое путешествие по экзотическим градам и весям дальнего зарубежья как обладатель какой-нибудь «Золотой маски» или «Хрустальной Турандот». И, к слову, эту свою театральную награду он получит именно за безупречное актерское мастерство в роли Ленского в целом, и в сцене собственной гибели — в частности.
Но то — театр.
А в жизни?

Я, ты, он, она — вместе дружная семья

Можно понять позицию тех депутатов горсовета, у которых есть прямой или скрытый постоянный интерес к рынку и его закулисью. Можно понять позицию других депутатов, у кого этот интерес временный, конъюнктурный. Труднее понять равнодушие и демонстративную отстраненность так же хорошо понимающих подоплеку конфликта остальных депутатов. Однако же в газеты и на телеканалы обращаются по-прежнему защитники интересов владельцев рынка. «Нихтс проблем!» Сколько надо? — Пожалуйста, плачу!!!

И все. Ты-да-я-да-мы-с-тобой, мой контейнер голубой, пресса у меня в кармане — и улыбка на экране! Все как заказывали! Все есть в наличии на нашем одесском эфирном 7-ом километре. И вот именно к ним, газетно-эфирным реализаторам, не желающим, как правило, отвечать за качество сбываемого оптом и в розницу информационного ширпотреба, действительно есть претензии. К ним, но не к тем беднягам, которых через 16 лет рыночных экспериментов под транслируемую радиоузлом «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой» грузят в автобусы и везут протестовать против неизвестно чего.

И все-таки, несмотря ни на что, предприниматели — это люди, которые в запредельно непростых реалиях нашего времени устояли, сумели устоять. Честь им и хвала. И еще за то спасибо, что объективно помогают они власти, которой по разным причинам очень непросто социально защитить одесситов от иных напастей «рыночного века».

Так стоит ли усугублять «рыночную ситуацию». Предприниматель — не враг ни для какой власти, но и предпринимателю вряд ли стоит бросаться на власть по первой команде «Фас!», прозвучавшей из-за наглухо задраенных тонированных иллюминаторов «Лексуса», «Хаммера» или «Инфинити».

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа для кардиолога Харьковпогода в Новому РоздоліДеми Мур фото