Снежана ПАВЛОВА. (25 января 2008)
Как Харатьян в Одессе джинсовую кепку покупал

Как Харатьян в Одессе джинсовую кепку покупал

Комментарии: 4
Дмитрий Харатьян.

На этой неделе актеру Дмитрию Харатьяну исполнилось 48 лет. У народного любимца с нашим городом связано немало интересных воспоминаний

Играл в футбол и лазил через заборы

В Одессе 16-летний Дмитрий Харатьян появился имея определенную известность. На тот момент он успел уже сняться у Владимира Меньшова в фильме «Розыгрыш» (1976 год), сыграв романтика с гитарой Игоря Грушко. А на берегу Черного моря ему предстояло сыграть школьника Володю Емельянова в фильме режиссера Анатолия Васильева «Фотография на стене» (экранизация повести Василия Аксенова). Эта картина в творческой биографии Харатьяна стала судьбоносной: именно на съемочной площадке в Одессе он задумался о профессии актера всерьез (а собирался быть хирургом).

Поскольку съемки были в конце весны и нужно было закончить учебный год, то на время съемочного периода Харатьяна киношники «пристроили» учиться в школу № 56 — самую близкую к гостинице «Аркадия», где и жил актер.

— Как-то на перемене подошел ко мне мой друг и сказал, что в параллельном классе будет учиться актер Дима Харатьян, — вспоминает Юрий Никитин. — Одному парню из того класса поручили показать Диме город, но у того не было времени, и перепоручили это мне.

Думаете, я повел его в город смотреть на Оперный театр? Как же! Что может быть для одесского мальчишки интереснее моря?! Дима легко и радостно согласился, и я повел его в Аркадию. Вести его по проспекту было бы противоестественно для нас, тогдашних мальчишек, и мы через дырку в заборе турбазы имени Молодцова-Бадаева вышли к морю... О чем мы говорили тридцать с лишним лет назад, не вспомнить. Запомнилось лишь, что на мои ответы он часто реагировал восклицанием «Да-а-а?». Диме нравился одесский говор, и он довольно часто спрашивал, что я имел в виду, когда говорил то или иное. Погуляв по Аркадии, посмотрев, как отчаливают «морские трамвайчики», мы отправились обратно и расстались в районе гостиницы «Аркадия» довольные. В школе Дима, пока учился, был приветлив, не заносчив, хотя и держал дистанцию. А может, и не держал, а просто был холоднее нас, южан. Было и такое, что в футбол с нами играл — класс на класс...

Долгие перекуры

— Однажды именно в нашей школе был объявлен набор массовки для съемок фильма с рабочим названием «Тем временем где-то...» (фильм «Фотография на стене» — Прим. авт.), — продолжает свой рассказ Юрий Никитин. — Сам по себе процесс съемок мне показался неинтересным. Он состоял для нас в ожидании того, что вот-вот будут снимать, но чаще этого не происходило. Так, исполнителя роли военрука могли минут по тридцать гримировать, потом еще минут тридцать выставлять освещение, и все это только для того, чтоб он вышел перед строем и приказал снять противогазы. Нас это, конечно, особо не смущало, так как было много времени для общения. Во время долгих пауз Харатьян подходил к нам, чтобы перекинуться парой слов, а также перекурить. Запомнился он мне и с гитарой, но играть, по большому счету, он не умел, по крайней мере тогда.

Тремя годами позже Дмитрий Харатьян снова оказался в Одессе, в 1980 году, на съемках историко-приключенческого фильма «Школа» по повести Гайдара «Обыкновенная биография в необычное время».

Харатьян в роли Пушкина?

В 1982 режиссер Марлен Хуциев задумал снимать фильм о Пушкине на Одесской киностудии. А на роль поэта он хотел взять... блондина Дмитрия Харатьяна.

— Когда мне позвонили от Хуциева и предложили эту роль, я подумал, что кто-то очень глупо пошутил, — вспоминает в одном интервью Дмитрий Харатьян. — Я спросил у девушки, представившейся ассистенткой Хуциева: «Вы меня давно живьем видели? Бакенбарды у меня вроде бы не растут и даже волосы не вьются». Но потом Хуциев объяснил, что видел меня в дипломном фильме одного молодого режиссера. Я там в роли лейтенанта ехал на танке весь испачканный и был похож не на Пушкина, а на Ганнибала. Хуциев, видимо, проследил эту родственную параллель и стал меня пробовать.

Однако эта роль так и не состоялась. Причиной стал худсовет Госкино, где Хуциеву заявили: «Марлен Мартынович, вы с ума сошли! Пушкин — гений русского народа, а тут какой-то подросток, да еще с фамилией Харатьян».

— Руководство Советского кинематографа в то время предлагало на роль Пушкина Шакурова. — рассказал «КП» директор Музея кино одесского отделения Союза кинематографистов Украины Вадим Костроменко. — Марлен Хуциев заявил: либо Харатьян, либо никто. Так фильм и не получился.

Помогал Брондукову

«Зеленый фургон» — важная страница в творческой биографии Харатьяна. А ведь ее могло и не быть. Дело в том, что изначально режиссером картины должен был быть Владимир Высоцкий. Уже и наброски сценария были, распределены роли (о Харатьяне речь не шла). Но жизнь известного барда оборвалась... Через два года, в 1982 году, проект снова запустили и доверили его режиссеру Александру Павловскому (сценарий Высоцкого оставили, его доработал Игорь Шевцов). На работу к своему однокурснику Диму Харатьяна «сосватал» именно Владимир Меньшов. Но опять без случайностей не обошлось.

Как-то между съемками Дима выдал мини-концерт: спел песни Окуджавы. На тот момент Александр Градский уже отказался исполнить песни к фильму на музыку Максима Дунаевского. Градский считал, что исполнение «чужого» подрывает его авторитет. Прознав о еще одном таланте Харатьяна, режиссер вместе с ним помчался в Полтаву к Дунаевскому. Там, в студии, он уговорил мэтра, что исполнять песни «Двадцатый год» и «Ты где, июль?» должен только Дима.

Съемки проходили весело. Лето, жара. Актеры купались, собирали мидий, готовили плов. Дмитрий Харатьян и Александр Соловьев (Красавчик) сражались в настольный хоккей.

— Помню, съемки были веселыми и легкими в плане профессионализма актеров, — вспоминает брат режиссера Александр Павловский. — Очень хорошо работалось с Харатьяном. Он — профессионал! Он идеален. Понимает режиссера с полуслова. Он четко знает, что, где и как сыграть. Он очень артистичный! Дима — хороший предприниматель. И хочется сказать о его человеческих качествах. Когда заболел Борис Брондуков, а с ним Дима вместе не раз снимался («Зеленый фургон», «Подвиг Одессы» и др. — Прим. авт.), то он материально помогал семье актера, ездил к ним в Киев. И я знаю, что перед смертью в числе немногих Борис Брондуков узнавал Харатьяна. У них были очень теплые отношения.

«Мне там памятник скоро поставят!»

Одесская киностудия в 1986 году снова пригласила одного из любимых актеров в картину «Была не была!» (рабочее название «Педсовет») с Алексеем Жарковым в главной роли. Снимал фильм Валерий Федосов. А в 1991 году на съемки фильма «И черт с нами!» режиссера Александра Павловского (история о том, как Сталин очутился в нашем времени) Харатьян приехал с женой.

— То, что Дмитрий — хороший партнер, профессиональный, дисциплинированный актер — это было видно сразу. Но мы еще увидели, что он любящий муж, — вспоминает художник картины «И черт с нами!» Александр Токарев. — Было видно, что это крепкая семья, что они любят друг друга.

— А это правда, что по опросам журнала «Советский экран» Харатьян несколько лет считался самым сексуальным, красивым актером?

— Это правда! Мы спрашивали его об этом. Он подтвердил, что действительно такие опросы проводились. Он тогда и сейчас, несмотря на свой неюный возраст, отлично выглядит, потому что занимается собой, ведет здоровый образ жизни. Кстати, я спрашивал его, почему он не переезжает в Москву. Он же живет в Подмосковье, где и вырос. Он ответил: «А зачем? Я в городе — первый, я — герой. Мне там памятник скоро поставят!»

Было дело

— Я и мой товарищ Сережа Шустов, который живет сейчас в Америке, снимались в эпизодах, играли одноклассников главных героев фильма «Фотография на стене», — вспоминает Виталий Михалюк. — За съемочный день платили нам от 1,50 до 3 рублей.

Так вот, в то время (1977 год. — Прим. авт.) джинсы были у двух человек из класса и семи из всей школы. Стоили они месячную зарплату — 100-150 рублей. А Сереге то ли прислали из Америки, то ли мама пошила джинсовую кепку. Ну, джинсы-то у Харатьяна были, а вот кепки, да еще такой — не было. Ходил он за нами целый день, все клянчил продать. В конце концов, уговорил! Продал ему Серега кепку, как сейчас помню, за 10 рублей...

— Ну продай кепочку, Серега!

С Мариной Нееловой в фильме «Фотография на стене»

Кадр из картины «Зеленый фургон»

Материалы предоставлены Музеем кино одесского отделения Союза кинематографистов Украины

загрузка...
загрузка...

Политика

Австрийцы выбирают президента
Австрийцы выбирают президента 176

Лидером страны может стать кандидат от правопопулистской Австрийской партии свободы Норберт Гофер или представитель "зеленых" Александер Ван дер Беллен.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт