Сегодня 22 февраля +6°C
Ирина Каминская, Валерий Павлов (20 ноября 2009)
Вузам как воздух нужна автономия

Вузам как воздух нужна автономия

Фото Александра Шепелева.

– Высшая школа страны остро нуждается в реформировании. Проблема касается не только интеграции в общеевропейское образовательное пространство. Она гораздо шире и затрагивает работу всех высших учебных заведений страны.
Об этом шла речь во время круглого стола, проведенного редакцией газеты «Комсомольская правда в Украине». В беседе приняли участие: Валерий Павлович Малахов – ректор Одесского национального политехнического университета, член-корреспондент Академии педагогических наук Украины, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины, заслуженный работник народного образования Украины; Дмитрий Михайлович Демченко – начальник управления образования и научной деятельности Одесской областной госадминистрации, кандидат педагогических наук; Богдан Викторович Егоров – ректор Одесской национальной академии пищевых технологий, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Украины.

– В начале беседы хотелось бы узнать, как прошла вступительная кампания этого года? Не возникло ли проблем в связи с использованием сертификатов внешнего независимого тестирования?
Валерий Малахов:
– В целом вступительная кампания прошла у нас нормально. Сложности были больше технического плана: на 1200 бюджетных мест оказалось подано более 9 тысяч заявлений. Вместе с тем мы до сих пор не можем оценить реальный конкурс в наш политехнический университет, так как абитуриент мог подавать заявление на любое количество специальностей как в одном, так и в разных вузах. Одна девушка, например, только у нас подала 15 заявлений (но все-таки стала студенткой). Говоря о тестировании, хочу подчеркнуть, что оно формализовало процесс поступления, и мы пока не можем оценить качество последнего набора. Это должна показать первая экзаменационная сессия.
В то же время выявилось большое количество абитуриентов льготных категорий, что создало определенные сложности при поступлении на самые модные и престижные специальности. На двух их них количество льготников даже превысило число бюджетных мест. В результате «за бортом» оказались даже два абитуриента, получивших по результатам тестирования двести баллов по двум дисциплинам. Одного из них потом, правда, все-таки удалось зачислить: занявшая это место девушка перешла в другой вуз. Мы предвидели подобную ситуацию и уже в процессе подачи заявлений обращались в Министерство науки и образования Украины от имени совета ректоров, чтобы скорректировать прием абитуриентов льготных категорий. Но это ничего не дало. Этот вопрос надо решить на государственном уровне или дать возможность вузу вводить ограничения при поступлении на определенные специальности.
Считаю, что возможность получения высшего образования не должна быть наградой за плохое состояние здоровья, плохие семейные условия и т. д. В основу оценки абитуриента должен быть положен уровень знаний. Лицам льготных категорий надо создать условия для качественной подготовки, предоставлять им кредиты, открывать подготовительные отделения и т. д. Тогда все абитуриенты окажутся в равных условиях и не станут надеяться только на льготы. Слабый абитуриент может оказаться потом слабым выпускником, а это недопустимо для государства. Для учебы в вузе нужно иметь соответствующую учебную базу, которую не может заменить справка.

Сюрпризы «сверху»
Богдан Егоров:
– Вступительная кампания действительно прошла интересно. Но мы довольны результатами приема. Дело в том, что внешнее независимое тестирование проводится всего несколько лет. За это время средняя школа не могла существенно измениться, чтобы это серьезно отразилось на уровне знаний абитуриентов. Реальный результат определить трудно, поэтому мы провели любопытный эксперимент: опросили тысячу абитуриентов и столько же студентов, а потом сопоставили полученные результаты. Оказалось, что 60 процента ребят поступало к нам как в один вуз (хотя, возможно, они подавали заявления и на разные специальности). 30,5 процента поступали в ОНАПТ и параллельно в другое высшее учебное заведение города, рассчитывая все-таки учиться у нас. И только 3,5 процента поступали в нашу академию как во второй вуз.
Результаты опроса обеих групп оказались примерно одинаковы. То есть реальность такова, что большинство абитуриентов шло в ОНАПТ уже изначально профессионально сориентированными. Это важно, так как нам пришлось закрыть факультет довузовской подготовки (такое решение по всем вузам страны приняло Министерство науки и образования Украины). К счастью, у нас раньше была создана еще одна структура – Малая академия пищевых технологий. Она-то и взяла на себя функции, которые выполнял факультет довузовской подготовки: популяризацию профессии, ознакомление будущих абитуриентов с предприятиями пищевой и перерабатывающей промышленности, а также оказание им помощи – в подготовке не к поступлению, а именно к будущей учебе.
Что касается проблемы поступления льготников, то во всем цивилизованном мире она решается иначе, чем сейчас у нас. Человек, имеющий проблемы со здоровьем, получает от государства соответствующую финансовую помощь и сам решает, на что ее направить: на получение образования, улучшение быта или что-либо иное. Но это не дает приоритета, способного заменить качество знаний. Кстати, у нас в ОНАПТ из года в год число льготников уменьшается. Это скорее всего связано с трезвым пониманием того факта, что с недостаточным багажом школьных знаний учиться все-таки не просто. Тем более, что качественное образование и так дается нелегко.
Валерий Малахов:
– Хочу добавить, что в положении ОНАПТ (когда министерство решило закрыть институты довузовской подготовки) оказались все высшие учебные заведения. Это досадно, ведь упраздненная система нарабатывалась на протяжении всей истории независимой Украины и имела позитивные стороны. Так, она была хорошо организована в плане профориентации, а самое главное – позволяла готовить молодежь к обучению в высшем учебном заведении. Мы тоже не растерялись, так как успели создать у себя центр повышения качества образования, который принял на себя все функции упраздненной структуры. Но, говоря в целом, решение министерства оказалось болезненным для многих.

Серьезные цифры
Дмитрий Демченко:
– Действительно, качество поступивших в вузы абитуриентов станет видно по результатам первой же сессии. Но хочу сразу отметить, что высшие учебные заведения набрали 70% выпускников этого года. Это очень серьезная цифра. Почему так много? Может быть занижена планка поступления? Но кто ее устанавливает на каждую специальность, разве министерство? Относительно льготников хочу сказать, что в вузы Одессы 3-4 уровня аккредитации на государственные формы обучения (т. е. за государственные средства) поступило 7-8 тысяч абитуриентов. Из них 500 человек (или примерно 6 процентов) составляют льготники. Эта обычная для региона цифра, колеблющаяся от 5 до 7 процентов. Льготы же, в свою очередь, обусловлены законом и просто так не предоставляются. Но и это может регулироваться. Давайте поднимем планку со 124 до 150 или даже 170 баллов. Кстати, в этом году для льготников существовало правило, не распространяемое на других абитуриентов: они были обязаны сразу принести в вуз оригиналы документов. Это позволяло им точнее определиться с выбором и разгружало приемные комиссии.
Мы должны понимать проблему, а не перекладывать ответственность на министерство. У вуза, на мой взгляд, есть достаточно инструментов для отбора хорошего контингента, но нами руководит экономика. А так как процент льготников в этом году не превышает обычного показателя, то о чем здесь говорить?
 Валерий Малахов:
– Этот весь «обычный», по-вашему, процент занял у нас целую специальность. Что касается повышения планки, то ректор, к сожалению, лишен возможности использовать предлагаемый механизм: по закону льготник, набравший 124 балла, имеет право на внеконкурсное зачисление. Персональное разрешение от министерства на ограничение мест для льготников на некоторые специальности смог получить только Киевский национальный университет им. Шевченко.

Дело не в планке
Богдан Егоров:
– Я категорически не согласен с тем, что планку надо менять. Сама система сертификации сегодня не совершенна. Нельзя сказать, что все 100% поступивших абитуриентов соответствуют тем баллам, а главное – признакам, по которым они должны отбираться в высшее учебное заведение. Речь идет о том, способен ли человек учиться, способен ли стать инженером-технологом, механиком, экономистом и т. д. Такого анализа мы просто не делаем. А ведь даже энциклопедические знания, заложенные в программу аттестования, требуются не всем. Это совсем иной подход и я благодарен министерству, не поднявшему эту планку и давшему нам возможность выбирать в диапазоне от 124 до 200 баллов. И теперь смотрите. До получения диплома отсеивается 35-40%. Кто именно отсеивается? Тот, кто не способен учиться, ошибся в выборе специальности. При нормальной постановке учебного процесса к третьему курсу общее отставание ликвидируется, и контингент выравнивается на 75-90% по разным специальностям.
Если же поднять планку до 180 баллов, то мы получим энциклопедиста, который знает только то, что преподавали в школе. А кто потом будет работать на пищевом производстве, где человек должен иметь инновационный характер мышления, способность рисковать? Ведь это предприятие, это бизнес! Возможности человека нельзя измерить суммой баллов внешнего тестирования, нельзя загодя ломать его судьбу.
Скажу и другое. Система прекрасна: я благодарен авторам, что она сняла с ректоров серьезные подозрения в коррупции. Но никто не снял с нас ответственности за высокое качество образования, и мы готовы доказать, что оно действительно высокое. Так, в этом году высшие учебные заведения оценивались по результатам прошлогодней деятельности. И как раз представленные здесь вузы, ОНАПТ и ОНПУ, вошли в десятку наиболее престижных высших учебных заведений юга Украины. Здесь говорилось о том, что 70% выпускников Одесщины поступили в наши вузы. Тем не менее в ОНАПТ обучаются жители Донецкой, Луганской, Запорожской областей, Автономной Республики Крым. Это тоже показатель.
Дмитрий Демченко:
– Я не говорю конкретно по вашему вузу. Мы проводили мониторинг по всем выпускникам Одесской области. Цифра поступивших в вузы действительно большая. А ведь так было не всегда. В 70-80-е годы 35 тысяч ребят ежегодно заканчивали 10 классов и только 7 тысяч поступали в учебные заведения 3-4 уровня аккредитации. То есть принимались лишь те, кто хорошо учится, а теперь забирают всех, а вы говорите, что контингент худший. И так ясно: берут и тех, кто хочет, и тех, кто не хочет учиться...
Богдан Егоров:
– Мы не говорим, что контингент поступивших худший. Он разный. Один человек живет в глухом селе, где не то что Интернета – свет не всегда бывает, а его сверстник – в Одессе. Потенциал у них один, а возможности несопоставимы. В тех же городских семьях возможности тоже нередко кардинально различны. Высшее образование всегда было форпостом гуманистичной направленности, позволяя выравнивать то, что не может государство. Мы даем у себя шанс каждому поступившему, стремимся воспитать не только профессионала, но и личность. Поэтому давайте перейдем в другую плоскость.

Назревший вопрос
– Мы столько говорим о качестве, что назрело предложение: давайте предоставим вузу автономию. Пусть он сам определит, что и как следует делать, какой программы следовать и как ее выполнять. Для чего человек поступает в вуз? Чтобы по окончании иметь достойную зарплату и все, что к ней положено. Бизнес пищевой и перерабатывающей промышленности сейчас так и сориентирован. Он готов дать выпускнику (как требует молодежь) все и сразу. Но в ответ просит сократить срок адаптации выпускника. Если 10 лет назад этот срок составлял 5-7 лет, то сегодня – 3 года. Сейчас наблюдательный совет ОНАПТ, в который входят владельцы очень крупных предприятий, финансирующих нашу академию, просит сократить срок адаптации до полутора лет. Им нужны менеджеры не в 25 лет, а в 22 года, способные решать производственные задачи на высоком уровне. И мы в академии взяли на себя такие полномочия. И вот результат.
Не будем гадать, сколько баллов могло быть у юношей, поступивших к нам 4-5 лет назад. Важно то, что через полтора года после получения диплома они возглавили крупные предприятия в Екатеринополе, Ладыжыне, Мироновке, Новой Каховке и т. д. Эти ребята сегодня – директора, получающие достаточно высокую зарплату и имеющие полный социальный пакет. Это и есть тот результат, на который должен ориентироваться человек! Если вуз достигает такого уровня подготовки, то нужно говорить о том, что мешает ему распространить подобный опыт на всех выпускников. Нам, к сожалению, не позволяют этого делать многие факторы.
Валерий Малахов:
– Качество подготовки – это как раз то, ради чего мы и существуем. У нас несколько более широкая отрасль: это машиностроение, энергетика, химическая технология, электромеханика, сети энергоснабжения и т. д. Их представители ставят аналогичную задачу: они готовы оказать максимальное содействие, обеспечить необходимое оборудование, создать у нас учебно-научные лаборатории. Но при этом выпускник, выходя из стен вуза, должен адаптироваться в течение полутора – максимум двух лет. В этом направлении вуз движется достаточно давно. К настоящему времени практически все руководители, как и основной руководящий персонал энергетических предприятий, атомных и тепловых электростанций являются нашими выпускниками.
Есть у нас и особое направление – энергосбережение. Если когда-то ставилась задача владения всеми выпускниками средствами вычислительной техники для решения своих профессиональных проблем, то сегодня все они должны владеть еще и энергосберегающими технологиями.
Богдан Егоров:
– Сегодня нужен человек, способный системно, критически мыслить, системно подходить к решению проблем. Выпускник должен уметь организовать коллектив на работу, уметь потребовать, вознаградить подчиненных. В учебном плане всего этого нет. Пробелы позволяет возмещать комплекс мероприятий так называемой внеаудиторной работы. Сюда входит и студенческое самоуправление. Наши студенты обобщили лучший опыт одесских вузов и создали свою независимую общественную организацию наподобие профсоюза. Они теперь даже нам выдвигают свои требования, и мы стараемся их учитывать. В этом плане вузу тоже нужно больше автономии, чтобы коллектив мог адекватно реагировать на вызов времени, сполна отвечая требованиям работодателя. Ведь именно он, работодатель, ставит нам оценку, решая брать ли к себе нашего выпускника.
Валерий Малахов:
– Сегодня главным показателем работы на результат для нас являются регулярно проводимые ярмарки профессий. Причем работодатель просит не просто специалиста, а прилагает перечень требований к нему. На такие ярмарки приходят не только выпускники, но и студенты 3-4 курсов, чтобы узнать, что именно потребуется от них по окончании ОНПУ. В этом отношении нам стало даже легче работать, так как будущий выпускник может сам реально оценить ситуацию и прикинуть, что в первую очередь следует делать.

Дело нужное
– Дмитрий Михайлович, есть ли у государства возможность дать вузам больше автономии?
<отв> Дмитрий Демченко:
– Автономия обязательно должна присутствовать в высшей школе. Особенно в условиях отсутствия государственной поддержки. Если говорить о практической стороне дела – подготовке специалистов, то она, конечно, не может нормально проводиться, если не выделяется средств, особенно на поддержку научной школы. Фундаментальная наука должна сопровождать работу вузов, но она сегодня находится в сложном положении по причине отсутствия средств. Эти средства могут появиться за счет автономной, в том числе финансовой деятельности вузов. Но здесь коллективы, к сожалению, связаны по рукам. Все: и научные, и бытовые проблемы – упираются именно в это. Причем расписана буквально каждая копейка. Поэтому автономность – актуальная проблема. Государство должно обеспечивать конкуренцию и строго следить за условиями лицензирования – аттестации. Это является нормальной процедурой контроля. В то же время вузы должны иметь возможность нормально развивать науку и практику. Как можно сегодня при наличии коллектива с завидным потенциалом не иметь лабораторий и нормального оборудования для воплощения идей? За которые, кстати, могут получить потом Нобелевскую премию.
Валерий Малахов:
– Даже деление науки на вузовскую и академическую – это нонсенс, надо его прекратить! Тем более, что государство прежде всего поддерживает академическую науку. Но ведь наши вузы признают и активно поддерживают иностранные специалисты. Подавая заявления на международные гранты, мы их неизменно получает: тем самым подчеркивается наш высокий статус.
Богдан Егоров:
– Только за осенние месяцы мы провели у себя 4 международные конференции, и такого рода мероприятия проходят у нас ежегодно. На них собирается круг профессионалов для обмена новациями. Подобное общение приобрело уже клубный характер, это очень радует и позволяет постоянно развиваться. Последние прошедшие у нас конференции посвящались наиболее актуальным темам: энергосбережение, создание новых пищевых технологий, развитие автоматизации и интеллектуальных систем управления. После подобных встреч у нас появляются новые контакты, открываются новые лаборатории.
Сначала было сложно, но когда весь этот процесс был отлажен, с нами активно стали сотрудничать представители не только пищевого бизнеса, но и зарубежных компаний, оснащающие предприятия современным оборудованием. Я имею в виду, в частности, фирмы Моеller и Siemens. Здесь решили, что выгоднее профинансировать академию и создать в ОНАПТ лабораторию, чтобы выпускники могли потом работать на таком же оборудовании (это примеры того, как мы пытаемся решить свои проблемы). Что же касается организации финансирования науки в Украине, то подчеркну такой факт: в стране имеется всего один фонд, где можно рассчитывать на бюджетное обеспечение исследований. В то же время в Нидерландах имеется 56 фондов (6 государственных и 50 частных).
Впрочем, это не мешает нам претендовать на участие в зарубежных тендерах. В прошлом, например, году мы получили право на создание научного консорциума во главе с Болонским университетом по одному из направлений пищевой промышленности: «Биоактивные компоненты, традиционные продукты питания населения стран Причерноморья». В нем принимают участие 11 стран Европы и 14 научных организаций.
Можно сколь угодно повторять, что государство не выделяет нам средств. Но что толку, если есть и другой, более эффективный путь. Самому государству надо переформатировать отношения с большим бизнесом, и тогда вузы получат необходимые средства. Именно такой путь нам сегодня предлагают пищевые предприятия. Мы разрабатываем под заказ определенную рецептуру, технологию, режимы, подбираем новое сырье и т. д. Академией создан консорциум с одним из пищевых холдингов, благодаря чему сотрудники ОНАПТ получили доступ к самому современному оборудованию в области микробиологии для решения своих задач, подготовки кандидатских и докторских диссертаций. К сожалению, государство стоит в стороне от этого процесса, не имеет здесь системной политики. Это прискорбно, но именно так.
<отв> Валерий Малахов:
– По тому же пути сотрудничества с бизнесом двигаемся и мы. У нас создано 5 учебно-научных лабораторий, оснащенных самым современным оборудованием. Их организаторы – представители фирм уверены, что в скором времени подобное оборудование будет работать в Украине. И они правы. Сотрудничество приносит пользу обеим сторонам. Месяц назад фирма Bosch объявила конкурс среди студентов на создание бизнес-планов для своих производств. Наша студентка признана лучшей, получив 1 премию и стипендию в размере тысячи гривен.
В прошлом году мы подали 11 заявок на гранты и 7 из них выиграли для участия с международными фирмами. В этом году грантов было уже 18. Дайте вузам автономию, предоставьте свободу действий. И тогда они смогут идти в ногу со временем, принося максимальную пользу державе.
– И еще. Хотелось бы узнать, будут ли у студентов каникулы этой зимой.
Дмитрий Демченко:
– Этот вопрос руководство каждого вуза будет решать самостоятельно.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Банкам упростят жизнь
Банкам упростят жизнь 521

Депутаты предлагают упростить процедуры капитализации и реорганизации финучреждений для обеспечения стабильности банковской системы.

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт