В 1805 году в Одессе появилась Первая елка

Хвойное дерево было привезено из Умани и установлено во дворце княгини Нарышкиной на Софиевской улице.
Хвойное дерево было привезено из Умани и установлено во дворце княгини Нарышкиной на Софиевской улице. 
Уже в самом начале ХIХ века юная Одесса была на редкость жизнелюбивой. К праздникам готовились заблаговременно, особенно дамы. Как в столицах, они стремились удивить, ослепить, превзойти друг друга в нарядах и прическах. Высший свет на первый день Рождества собирался у княгини Нарышкиной. Что касается туалетов, то они были заказаны заранее, привезены из-за границы, много раз примерены и подогнаны. Прически в то время требовали многочасовой работы мастеров парикмахерского искусства, поэтому известный мастер Леонард и его помощники накануне праздника были расписаны буквально по часам.
 
"Шахматный бал" и танцы до утра
 
Вторая половина декабря 1805 года выдалась холодной, снежной. Акватория порта замерзла. Холодный ветер завывал на безлюдных улицах. Однако все это не могло испортить праздничного настроения ни хозяев, ни гостей, которые в экипажах подъезжали ко дворцу Нарышкиной. Рослые лакеи в белых париках, одетые в золоченые камзолы, принимали шубы и шинели. На первом этаже гостей встречал молодой граф Луи де Рошешуар, свойственник и личный секретарь герцога де Ришелье, градоначальника Одессы. Он пользовался заслуженной славой организатора торжеств и изобретательного затейника, без которого не происходило ни одного бала. Некрасивый, но на редкость обаятельный, граф был душой одесского общества. Он был неистощим на выдумки. Одной из самых удачных его затей считался "шахматный бал" в танцевальном собрании, участники которого, одетые в черно-белые маскарадные костюмы, представляли фигуры на шахматной доске. После окончания шахматной "игры", которая увлекла и участников и зрителей, разгоряченная публика танцевала до самого утра. Его просили быть распорядителем на балу у Нарышкиной.
В этот вечер хозяйка дома блистала в роскошном бордовом наряде. Никто из приглашенных не выпадал из поля ее внимания. Для каждого нашлось доброе слово, изящный комплимент. Среди именитых гостей, по словам летописца старой Одессы Александра Дерибаса, внучатого племянника основателя нашего города, была графиня Софья Потоцкая, красавица-гречанка, которой граф Феликс Потоцкий подарил знаменитый уманский Софиевский парк, и, конечно, сам граф Потоцкий. Здесь были генерал Милорадович, граф Разумовский, семейство Раевских, Кирьяковых, Аркудинских... На бал были приглашены Феликс Дерибас, князь Петр Долгорукий, первый председатель одесского коммерческого суда граф де Сен-При, английский, французский и австрийский консулы, именитое польское дворянство в лице Ржевусских, Собанских, Пржездецких, Бржозовских. Наконец, среди гостей Рождественского бала был сам герцог де Ришелье, любимец Одессы, храбрый воин и неутомимый строитель нашего города. Но главным событием праздника, конечно, была елка на втором этаже дворца. В стеклянных игрушках, которыми она была украшена, отражались многочисленные огни. Елка завораживала взоры не только детей, но взрослых. Какое-то особое волшебство исходило от нее. На фоне роскоши, с которой был обставлен дворец Нарышкиной, на фоне дорогих нарядов она в этот вечер была самым дорогим предметом.
 
"Софьина елка"
 
Героиней праздника, конечно, была шестилетняя Софи, дочь Нарышкиной. Это ради нее княгиня покинула Санкт-Петербург, где пользовалась особым расположением государя Александра I, и поселилась в Одессе, климат которой был показан девочке. Софи и другие дети с нетерпением ожидали, когда им вручат рождественские подарки. Наконец этот момент настал. Княгиня Нарышкина выписала дочери из Вены клавесин с клавишами из слоновой кости. Подарки в этот вечер получили все дети. А потом веселились взрослые. В Одессе многие из гостей Нарышкиной чувствовали себя намного раскованнее, чем в чопорной столице. Лилось рекой шампанское. Танцевали. Все чаще и чаще вспыхивал смех...
В самый разгар бала во дворце появился фельдъегерь государя князь Куракин. Он вручил княгине письмо от Александра. В конверте, кроме послания, подарок маленькой Софи – золотые часы.
Во дворце на Софиевской улице было тепло и уютно. Царил тот прекрасный дух праздника, когда каждому хочется верить только в хорошее. Пылали камины, ярко горели свечи, звучала музыка.
Так ли все было на самом деле? У нас только один авторитетный источник, повествующий о Первой елке в нашем городе, – знаменитая книга Александра Михайловича Дерибаса "Старая Одесса". Глава из нее "Софьина елка" впоследствии многократно интерпретировалась в краеведческой и художественной литературе. И хотя до самого автора сведения дошли через много десятилетий в пересказе, и, возможно, сам он не точен в своем изложении, нам очень хочется верить, что все было именно так. Почему? Потому что такой Рождественский бал вполне соответствовал духу молодого города и яркому темпераменту его первых жителей.
 
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

ищу работу флорист в Днепропетровске