Виктор Маслов. (13 июля 2007)

На левой груди спит Наталка, а на правой — сидит русалка

Мы уже рассказывали о том, где делают в Одессе татуировки и как их выводят. А откуда они вообще взялись и не причастны ли к их распространению путешественники и моряки?

Кто позволил первым испортить свое тело

— Так оно и есть, причастны, — ответил на вопрос «КП» ветеран морского флота, бывший директор Одесского музея истории флота Петр Клищевский. — Вспомним хотя бы миледи из «Трех мушкетеров».
— Хотя татуировка имеет еще более глубокие корни, — рассказал Петр Петрович. — Ее использовали задолго до нашей эры. Она отражала мировоззрение общества, стремление человека показать свою принадлежность к определенному племени или религии. Со временем тату стала элитарной: ею отмечали вождей племени, жрецов, глав родов.
Позднее с помощью татуировки клеймили рабов и преступников. Своеобразный рекорд здесь принадлежал российскому моряку Владимиру Барабанщикову, насильно захваченному в иностранном порту в 80-е годы XVIII века. За время своих скитаний в исламских и католических странах он был клеймен восемь раз!
Клеймили и женщин «свободных нравов». Опять же — миледи из «Трех мушкетеров»!..
Появление в Европе татуировки связано с развитием мореплавания и пиратства, с открытием новых земель. Толчком к распространению тату стали кругосветные путешествия англичанина Джеймса Кука при посещении им Новой Зеландии, островов Океании. Сохранилось даже имя первого моряка, отважившегося добровольно «испортить свое тело»: матроса звали Роберт Стейнби.

Она беду отгонит и призовет к удаче

Многие мореходы переняли обычай увековечивать на собственном теле память о пребывании своих кораблей в экзотических уголках земного шара. Дошло до того, что во флотской среде на матроса без татуировки смотрели, как на салагу!

Тату для моремана — это своеобразный талисман, который либо призывает к удаче, либо отгоняет беду. Со временем был выработан даже своеобразный штамп татуировки-амулета. Так, от хищных зубов акулы человека должно уберечь распятие Христа или татуировка змеи. Моряк убежден, что в случае кораблекрушения ни одна хищница не осмелится тронуть человека с «противоядием».

— В Сингапуре пришлось встретить американского моряка с изображением анаконды, обвивающей все тело, — вспоминает Петр Петрович. — Таким вот образом он решил себя обезопасить.

Что накалывают чаще всего

— Моряки — великолепные романтики, — продолжает Петр Клещинский. — Потому на теле профессионала частенько можно увидеть различные сочетания рисунков с определенным магическим значением. Особенно популярны изображения креста, якоря и двух объятых пламенем сердец. Однажды пришлось увидеть татуировку человека, целующего знамя и одновременно обнимающего девушку. Это олицетворение символики расставания и обязательной встречи в скором времени…

В экваториальных портах встречались Петру Петровичу мореходы с выколотой на груди женщиной на фоне трехмачтового парусника и надписью «Счастливого плавания!» Как правило, чтобы выставить все это напоказ, блуза морехода имела глубокий вырез.
Самые распространенные тату-талисманы во флотской среде — якорь, русалка, спасательный круг, маяк, дельфин, акула, весла.

Встречаются наколки в виде сердца, пронзенного стрелой, и девиз «Навеки твой». У одного военного моряка было изображение кинжала, наполовину вошедшего в тело и надпись «Смерть прежде бесчестия».

«Мы же не дикари!» — заявил вождь племени

— Каждая наколка у морехода несет определенный смысл, — считает господин Клещинский. — К примеру, спасательный круг должен помочь при кораблекрушении, маяк — залог счастливого возвращения к берегу, сердце и розы — верность возлюбленной. Чаще всего флотские офицеры наносили наколку якоря на кисть левой руки, чтобы выделить себя из числа «береговых моряков». Даже великий князь и генерал-адмирал флота Алексей Александрович, побывав в молодости в тихоокеанских водах, отдал дань флотскому обычаю. Как писали современники, татуировка на его теле была настоящим произведением искусства.

Хотя известно и другое: поморы Севера, слывшие искусными мореходами, игнорировали татуировку.

— Однажды пришлось посетить один из портов Гвинейского залива, — вспоминает заслуженный Петр Петрович. — В африканской глубинке побывали в гостях у племени пигмеев. Когда у вождя племени спросили, почему у них отсутствует татуировка на теле, тот с удивлением ответил: «Мы же не дикари!».

Что же касается сегодняшних многочисленных студий, где клеймят молодежь, то их тату во флотской среде именуют не моряцкими, а босяцкими, считает Петр Петрович.

В тему

При ходьбе змея шевелится — словно пугает…

В бытность мою научным консультантом ЦК Профсоюза моряков с 1970 по 1979 гг. я наблюдал большое количество плавсостава, которые имели на теле татуировки. Моряки, вплоть до капитанов, считали наколки практически амулетами, предохраняющими их от заболеваний в длительных рейсах, обеспечивающими безопасность плавания и даже верность супруг, находящихся на берегу.

Так, у капитана Эрнандеса Рахелио Рахелевича, испанца по происхождению, на левой руке было изображено распятие. Эрнандес говорил мне, что его отец и дед, будучи капитанами Испанского торгового флота, имели такую же наколку на левой руке, которая помогала им в нелегкой морской работе.

Известный капитан Черноморского флота Гарагуля наколками не увлекался, но также имел небольшую татуировку змеи и чаши, являющуюся амулетом здоровья. Многие татуировки символизируют успехи в рейсе и береговой жизни моряков. Это, например, татуировка любви и верности. У матросов и боцманов торгового флота и пассажирских судов наколок побольше, чем у штурманов и капитанов.

Так, мы обследовали Ефимова Н. В., боцмана с сухогруза. Вся его грудь, бедра были увиты крестами, якорными цепями, а также изображением морей и экзотических животных. Ефимов считал, что татуировки — это его память о тропических и северных странах, где ему удалось побывать. Особенно часто наблюдались татуировки у моряков, побывавших в Таиланде, Филиппинах, Индонезии и Индии, а особенно в Японии.

У моего доброго знакомого Пономаренко изображение змеи, направленное жалом в сердце, начинается на спине, проходит через плечо и доходит до середины груди. Более того, во время ходьбы змея двигается и это вызывает особое восприятие у окружающих.

В последние годы моряки не часто украшают себя наколками. Дело в том, что художественные наколки стоят за рубежом дорого. Во-вторых, они все же болезненны, а когда моряк захочет «вывести» наколку, возникают рубцы. Однако и сейчас многие из плавсостава приобретают «переводную татуировку», которая держится 2-3 месяца.
По характеру наколок мы, медики, определяем характер моряка, специфику его вкуса, отношение к жизни и к окружающим. Иногда моряки, не ведая, что татуировка имеет свой «криминальный» смысл, создают на своем теле татуировки, близкие к «зоне» (т. е. у сидящих в тюрьмах за крим

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт