Ирина Вишневская (13 февраля 2007)
Я сам сидел без света…

Я сам сидел без света…

В редакцию поступает много вопросов, связанных с отключениями в Одессе электроэнергии. Ответить на них мы попросили специалиста.

Если пропала энергия — отключите приборы

— Юрий Дмитриевич, вначале хотела бы спросить о том, что изводит порой даже больше, чем отключение электроэнергии: почему в квартирах низкое напряжение? Настолько низкое, что не работает микроволновка, стиральная машина, не включаются лампы дневного освещения?

— Это «болезнь» в основном старых районов. В них расположены трансформаторы, питающие сети с определенной конечной мощностью. Они давным-давно установлены, и уже не выдерживают возросшее потребление.

— Поменять трансформаторы, по всей видимости, у вас нет возможности. Как же нам тогда обезопасить себя, чтобы не сгорела от «скачков» дорогостоящая бытовая техника?

— На самом деле она может выйти из строя в том случае, если свет был отключен, а потом резко появился. При отключении электроэнергии стоит сразу выключать из сети электроприборы.

— Обращаются ли к вам люди с требованием возместить стоимость сгоревшей техники?

— Конечно, такие заявления есть. Они рассматриваются нашей юридической службой. Иногда выставляют счет за дорогостоящих рыбок. Если несколько часов нет света, они могут погибнуть.

Что значит — «вырубить» по плану

— О плановых отключениях ваша служба предупреждает горожан через средства массовой информации. А что это такое — плановые отключения?
— Необходимость в них возникает во время проведения планово-предупредительных ремонтных работ. Они проводятся строго в соответствии с существующим графиком. Когда из строя выходят кабели, естественно, срабатывает аварийная защита. На место выезжает бригада и начинает искать проблемный участок, локализует его. В это время мы стараемся организовать питание обесточенного участка за счет других подстанций.
— Аварии происходят, в основном, в непогоду?
— Чаще всего в мороз, когда резко возрастает нагрузка на сети. Не секрет, что уровень отопления у нас недостаточен, поэтому люди интенсивнее пользуются электрообогревателями, а сети на это не рассчитаны.

С прогнозом пока не выходит

— Можете ли вы «спрогнозировать» место, где может случиться авария?
— Нет, это невозможно. Я работаю в компании уже двенадцать лет. И могу сказать, что самые слабые места — это кабельные линии центра города, которым уже порядка ста лет. Конечно, существует программа по их замене. Но это очень сложные и дорогостоящие мероприятия. После обледенения 1973-го года, когда были порваны линии передач и весь город сидел без света, городские сети стали в основном использовать кабельные линии — они более защищены, менее подвержены природным катаклизмам. Но тут другая проблема — они дороже и сложнее в обслуживании, чем воздушные.

Без санкции — никогда

— А бывают несанкционированные отключения?
— Я могу гарантировать на сто процентов — никто в городе этого делать не будет. Весь персонал нашей компании, техническая дирекция стараются, чтобы свет был. Кроме аварийных и плановых отключений, электроэнергию отключают еще и за неуплату. Но в этих случаях, как вы знаете, существует определенная процедура, предусматривающая предупреждение абонента о санкциях.
— А с чем была связано отключение в новогоднюю ночь? Народ ведь до сих пор возмущается…
— Я прекрасно понимаю. Ведь, кстати, тоже оказался в числе пострадавших, тоже cидел на праздник без света. Хотел бы объяснить, что происходит, когда где-то на крупных питающих подстанциях срабатывает аварийная защита. Дежурный на подстанции не может локализовать аварию. Он только звонит и докладывает главному диспетчеру службы, что отключилась такая-то ячейка. Диспетчер по схеме нормального режима находит этот участок и начинается процедура ремонта. Специалисты, знающие схему цепей питания, выезжают на трассу

Надо обследовать несколько км

— Вопрос дилетанта: как же они находят разрыв под землей?
— У нас есть лаборатории, которые могут определить под землей место разрыва с точностью до метра. Но проблема в том, что это не происходит моментально. Специалисты лаборатории должны обследовать линию в 3-4 километра, а на ней могут стоять палатки, ларьки… И лишь после того, как четко определено место аварии, выезжает ремонтная бригада. Если же авария происходит на подстанции, то подключение происходит быстрее.

Помимо аварийного и планового отключения бывают вынужденные отключения. Дело в том, что наши потребители питаются, как правило, несколькими кабельными линиями от какого-то одного питающего узла. Бывает, что на одном из кабелей происходит авария, и питание вынужденно подается по трем кабелям, на них ложится нагрузка четырех кабелей. Чтобы не допустить новой аварии (уже на этих трех кабелях), приходится иногда в момент ремонта периодически разгружать их, отключая потребителя. Вот это самый неприятный момент: вроде все в порядке, а люди, скажем, по три часа сидят без света. Особенно страдают жители 16-этажек, в квартирах которых установлены электроплиты. Но тут мы ничего не можем поделать.

— Но у вас есть служба, которая в случае отключения может информировать население? Я знаю: иногда звонишь в 09, чтобы узнать ваш номер, а оператор справочной сам сообщает о том, что случилось.
— Конечно, у нас есть телефоны диспетчерской. Но мы стараемся работать с городскими службами. В том числе и с диспетчерскими ДЕЗов.

Все мы пока едем на Жигулях

— Юрий Дмитриевич, возвращаясь к отключению в новогоднюю ночь. Хочу спросить: а был ли все-таки кто-то за это наказан?

— Произошла авария на подстанции, построенной сорок лет назад, рассчитанной совершенно на иные мощности, люди работали всю ночь, чтобы ее ликвидировать. Как можно кого-то наказывать? Если переводить ситуацию на «автомобильные» рельсы, то мы с вами сейчас едем в старых Жигулях 73 года выпуска. «Крылья дырявы», но мы едем. Масло уходит килограммами, как бензин, но мы едем. Потому что сегодня у нас нет возможности пересесть на «Мерседес». Мы сегодня ремонтируем одно, завтра ломается другое. Это никому не нравится. Ни нам, ни, тем более, потребителю. Но у нашего предприятия есть серьезные планы по реконструкции. Мы строго их придерживаемся. В тариф компании заложена так называемая инвестиционная программа. Это фактически то, что раньше называлось планом капитального строительства и ремонта. В течение года в нее было вложено порядка 55-60 млн. гривень. Они и были в основном задействованы в ремонте высоковольтного оборудования. На это же, поверьте, будут направлены наши усилия и в этом году. 2008 и 2009 годы будут посвящены реконструкции низковольтных сетей.
— Спасибо.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт