Наталья Кичук, Алена Свижая, Ирина Каминская, Ирина Вишневская, Виктор Маслов, Александр Хмельницкий. (31 августа 2007)

Что вам дала школа?

Вахтанги Убирия, заместитель городского головы:
Выговор, которого не ожидал

— В те, теперь уже далекие шестидесятые, — рассказывает Вахтанги Шалвович, — разговаривать на украинском было как-то… не принято. Если «розмовляешь», могли и обидным словом обозвать. У нас в тот день как раз было занятие по украинскому языку. Кстати, одна пара в неделю, — уточняет собеседник. — Порядок был такой: в аудитории говори, сколько угодно. Но после звонка переходи на русский.
— Выскочили мы на перерыв, — продолжает Вахтанги Шавлович, — а я по инерции продолжаю по-украински шпарить. Тут проходит преподавательница русского языка. Остановилась, сделала замечание. Думал, тем все и кончится. Ан нет: вскорости влупили мне выговор по комсомольской линии.
— Обидно было, — улыбается «нарушитель». — Ведь кого наказали: меня, грузина! Ну, ладно бы на своем родном говорил, непонятном для других. А так за украинский пострадал. И где — в Киеве!

Учительница искала меня пол-урока

Ольга Садовская, начальник управления экономики, инвестиционной политики и внешнеэкономической деятельности Одесского городского совета:
— Все Дни знания остались в моей памяти похожими один на другой. Линейка — первый звонок — бантики — гольфики. А вот как раз бантики и гольфики я ужасно не любила.
Но все же особенно помню, как пошла в первый класс. Мы жили рядом со школой, поэтому родители не стали отпрашиваться с работы и отправили меня на первый звонок одну. Когда пришла на линейку, оказалось, что в классе я самая маленькая — мне едва исполнилось шесть лет. Все дети стали удивляться: чего, мол, так рано пришла, возвращайся домой, подрасти сперва. Как послушная и исполнительная девочка, я повернулась и ушла. А моей классной учительнице пришлось пол-урока бегать по всей округе, искать меня…

Дружил с девочками

Александр Негатуров, главный тренер Национальной сборной по каратэ, президент спортивного клуба «Тигренок», Одесса:

— Помню, в первом классе всех нас попросили что-нибудь написать, чтобы проверить уровень нашей подготовки. А в третьем классе, перед выпуском, раздали нам наши каракули. К своему удивлению, я обнаружил, что умел писать, хотя до этого времени считал, что этому меня научила именно школа...
А еще в первом классе нам разрешили сесть с тем, с кем мы хотим. Девочки сразу стали подсаживаться к девчонкам, а мальчики — к мальчикам. А я заявил, что хочу сидеть со своей подружкой. Помню, учителя и сверстники весьма удивились моему джентльменскому порыву.

Захотел стать военным

Александр Розмазнин, генерал-майор, начальник территориального управления Южного оперативного командования, Одесса:

— В 1969 году в нашу школу приехал и встретился с учениками капитан первого ранга Журавлев, командир атомной подводной лодки, впоследствии адмирал. Его рассказ о воинской романтике заворожил тогда многих пацанов, и именно тогда я решил — буду офицером. Свою мечту осуществил — конечно, благодаря школе. Она научила не только прилежно относиться к любому делу, но и дружить, постоянно самосовершенствоваться. Всем, кто переступит порог своих учебных заведений завтра, 1 сентября, желаю самим стремиться к знаниям. Ведь они нужны не преподавателям, а вам — чтобы утвердиться в нынешней многосложной жизни и добиться успеха, какую профессию вы бы ни избрали.

За пятерки… отвели на подлодку

Дмитрий Спивак, лидер общественно-политического объединения «Справедливая Одесса»:

— Первый звонок помню очень хорошо. Не успели мы войти в класс, как я сразу же умостился за первую парту и твердо решил для себя, что с этого дня буду получать только пятерки. Ведь за это мой папа, а он был подводником, обещал сводить меня на подводную лодку. Нужно ли говорить, что свой первый учебный год я окончил с похвальной грамотой?! Мой отец на радостях пригласил на экскурсию весь наш класс! Вот такая вот история!
Так что всем первоклашкам хочу пожелать, пусть определяются с целями уже со школьной скамьи, а не на выпускном вечере, тогда и в жизни добьются многого.

Не любил героев не нашего времени

Виктор Файтельберг-Бланк, академик, писатель, генерал-майор медицинской службы:

— Интуиция была развита у меня со школьной скамьи. Я всегда чувствовал, когда меня вызовут к доске, какой попадется билет, сходу отвечал на любой каверзный вопрос. Единственное, не любил пересказов о пролетариате, политике Сталина. Я уже тогда своим детским умом понимал, что это герои уже не нашего времени...

В первом классе учился дважды!

Дмитрий Шпинарев, известный квнщик, ведущий первой украинской лиги КВН:

— После первого класса меня перевели в другую школу. Пришли мы с мамой к директору буквально накануне Дня знаний. Он пожурил нас, мол, чего оттягивали, но, естественно, принял. Прихожу я 1 сентября в новый класс, на первый урок. Только когда прозвенел звонок на перемену, меня осенило, что я... по второму кругу учу букварь. В расстроенных чувствах пришел я домой, рассказал все маме и бабушке. Оказалось, директор действительно принял меня за первоклашку и определил к «своим».

Уроки... с перерывом на войну

Борис Литвак, Герой Украины, номинант традиционного одесского рейтинга популярности «Народное признание», глава правления Благотворительного фонда реабилитации детей-инвалидов:

— Отучился я всего три года — началась война. Потом — эвакуация, работа на машино-тракторной станции. В общем за тремя классами я прошел школу жизни, работая все эти годы. И только в 1959 г. я закончил 10-й класс в одесской школе № 118, правда, уже заочно. С особым трепетом вспоминаю о первой учительнице. Хотя сам я не был паинькой, Нина Васильевна была для меня святой: прислушивался к каждому ее слову, улавливал каждый жест.
А нынешним школьникам хочу пожелать следующее: у вас есть все, чтобы получить достойное образование, ведь в вашей жизни нет войны. Используйте эту возможность!

Глотнул свободы по-английски

Олег Филимонов, заслуженный артист Украины:

— У меня была просто замечательная школа — 22-я в городе Николаеве. Там все преподавали на английском языке: географию, историю, зарубежную литературу. Представляете? Во-вторых, в школе практиковалась так называемая «вольница». К примеру, завуч ходил на занятия в джинсах — и это в 60-е годы! А еще он продал инструменты духового оркестра, чтобы купить гитару, барабаны и ионику для школьного ансамбля. Одним словом, моя школа — это глоток свободы, творчества и хорошего настроения!

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт